Автор Тема: Невыдуманные истории наркоманов  (Прочитано 72969 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

15 Март 2009, 01:34:53
Ответ #10

Party

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 12584
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 31
  • Пол
    Женский

    Женский
    • Просмотр профиля
[quote name=\''_4au_'\']А смысл тех историй в том,что народ уже торчит в открытую.Хорошо,хоть на Украине трамал прикрыли...
И пере прочти первый рассказ.Все эти таблетки давно уже лежат в отдельных ящечках у касс,большими пачечками.
И есть те,кому по приколу покурить и за кинуться аптекой...
И как можно если ты хочешь слезть психологически защитить себя..."Это не героин, он сука будет всегда!"[/quote]
 Да знают все, кому надо, что в аптеках без рецепта препараты с кодеином. Еще и нурафен теперь еще появился, а сиропы от кашля вообще... Аптекарши уже целые наборы для нарков собирают заранее, зная, что скоро подтянутся. У нас на бульваре опустошенные полосы... Об этом можно было в двух словах написать, не обязательно целые истории. К тому же истории не выздоровления, а употребления.
[quote name=\''_4au_'\']Ну и единственный способ там кто-то нашел-из петли вытащили...вполне может-же сработать,но хотя-бы просто для желания вылечится.[/quote] Если реально лечится будет. А если терпеть - то скорее всего повторит опыт с петлей. Жизнь без наркоты для него невыносима, да еще и склонность к суицидальному поведению... Хотя это у всех наркоманов...
[quote name=\''Ежик в тумане'\']А я вот думаю, а что если неокрепший ум прочитает эти статьи, да и в аптеку намылится?
Прям реклама препарата...[/quote] Если у неокрепшего ума нет тяги к изменению сознания, то не пойдет он искать подобных приключений. А если есть потребность в этом, то и без форума найдет, друзья расскажут.

Из истории одного наркомана:
Цитировать (выделенное)
Я уверен, каждый наркоман внутри себя хочет бросить, но не может. Он хочет остановиться, но утром просыпается и опять едет на Лубянку и мутит наркотики и говорит: я так устал, так хочу остановиться, но не может. Вся жизнь его уходит на это. Точнее, это не жизнь. Это иллюзия жизни. Я хочу верить, что эта болезнь хотя и страшная, но излечимая. Но на своем опыте я убеждаюсь, что стоит слезть с одного наркотика, как пересаживаешься на что-то другое. Я не могу вспомнить ни одного дня, когда бы я ничего не употреблял. Минимум, что я делаю, - это беру бутылку водки и выпиваю ее целиком. Я просто уже не могу находиться в трезвом состоянии и смотреть трезвыми глазами на то, что происходит вокруг...


Цитировать (выделенное)
Артем, 1973 г.р., Санкт-Петербург, чистота с 28 августа 1997 г.

Иногда мне кажется, что вот-вот, я сделаю усилие и проснусь, приду в себя в какой-нибудь больнице, где пролежал в коме, и это, слава Богу, если так. Может, я приду в себя в очередном сумасшедшем доме и пойму, что этот проблеск сознания на несколько минут, и я могу не ходить под себя, и понимать, что мне говорят.

Пожить в реальности.

Я ее не люблю. С детства. Сколько себя помню.

Сначала это были просто картинки. Перед сном. Без них не мог заснуть. Игры по моим правилам, а кто может соблюдать эти правила лучше меня? Верно, только я сам. Вот я и играл. А еще я читал. Начал читать, наверное, лет с четырех-пяти, точно не помню, но в шесть лет я пошел в первый класс и по чтению у меня были пятерки, как и по литературе в дальнейшем.

Я не был развитым ребенком. До 10 лет я был младшим ребенком в семье, где законы диктует мама-еврейка, а папа квасит, и трезвым я его видел очень-очень редко, да и сейчас тоже трезвым его вижу редко, хотя мы встречаемся не чаще раза в полугодие. Все, что я помню – это то, что мама «загубила свое здоровье, выращивая нас» и мы все ей должны. То, что до 14 лет я был самым маленьким в классе, меня путали с детьми, которые младше меня на два-три года. И еще я старался влезть в тусовку старшего брата, который старше меня на четыре года.

До того момента, как я познакомился с наркотиками, я мало говорил, мало с кем общался. У меня был круг людей, с которыми я общался, причем из абсолютно разных сфер. Я занимался музыкой, играл в команде и подрабатывал техником в Ленинградском рок-клубе, я подмажоривал у гостиницы, в районе с людьми из окрестных дворов, подворовывал деньги дома, выдавая эти деньги за «темы», которые я где-то делал.

Вообще, период с 13 до примерно 17 лет, когда я начал употреблять внутривенные наркотики, можно вообще писать отдельной историей. Там много всего – и переезд из окраины города в центр, и первая любовь, конечно же, безответная, и первые преступления, и первые унижения себя и других, и первый сексуальный опыт, правда, уже употребляя марихуану… И море, океан неуверенности, сомнений, поиска себя, друзей, чего-то, для чего стоит жить, и СТРАХ, всего, собственной несостоятельности в дружбе, силе, смелости, сексе, крутости, и пр., пр…

Важно вот что, когда я попробовал анашу, у меня вдруг все встало на свои места. Я начал обретать друзей, тех которых выбирал я, я начал получать секс от тех, кого выбирал я, я начал лучше играть на своем музыкальном инструменте, и у меня первый раз в жизни получились хорошие стихи, я увидел, как можно зарабатывать деньги, я НАЧАЛ ГОВОРИТЬ и меня слушали, я стал интересен для окружающих. Меня звали в любой тусень, где курили план, и я там зажигал. В качестве клоуна, рассказчика, приколиста, человека с идеями и пр. Зажигал всех…. Это было здорово. Жизнь изменилась.

Надо сказать, что когда-то, не могу точно сказать когда, я разделил людей. На тех, кто стоит у сцены и тех, кто стоит на сцене. На лохов и не лохов. На быдло и тех, кто этим быдлом управляет. Как Вы думаете, к кому я относил себя?

Примерно за две недели до того, как я впервые сделал себе внутривенную инъекцию, я чуть не подрался со своим другом из-за того, что он мне сказал, что я наркоман. Потом, через две недели, мы вмазались, оба. Этот друг умер. Точнее, «пропал без вести». Это был эфедрин. Меня уколола девушка. Она тоже потом умерла. Я понял, что вот оно, ради этого стоит жить и умру я от этого. Через три-четыре месяца я весил около 40 килограмм.

Мне предложили жить отдельно от родителей, я этому всячески способствовал. Я понял, что мне придется сидеть в тюрьме.

Первые Боткина. Мусора. Двухнедельные марафоны без сна, в конце которых вырубаешься. Галлюцинации. Паранойя и приходы на подоконниках и на полу в подъездах. И лихорадочный поиск женщины…или онанизм... Какие то сумасшедшие темы, (проще убить, чем разговаривать).

Так прошел год. Опиаты. Сумасшедшая доза, второй раз Боткина, поездки на Украину. Мусора. Дыбенко. Дербент.

Еще год. В третьих Боткина. Реанимационная палата. Ворую кайф у тех, кого увезли, или просто умер. Вши. Дыбенко. Подвал. Щетки с автомобилей. Первые суициды – жалко кайфа. Первый передоз. Нарколожка. Переломался и подсел там же. Ворую кайф у воров.

Еще год. Со мной стремаются вмазываться. Я брежу. Меня постоянно глючит. В районе меня похоронили. Если кто-то встречается – шарахается от меня, как от прокаженного.

Переломался. Все, больше не торчу. Экстерном вечерняя школа. Странный знакомый, который наркот, но не торчит. Институт. Творчество. Очередной заторч. Умирает Михельсон.

Очередные Боткина. Метадон. Первый приход на группу. «Я не такой». Очередной заторч. Безумие. Меня не прет.

Еще один год. На группе. Если не пришел - значит торчу. Передоз за передозом... «Ты или умрешь или начнешь выздоравливать»

Еще год. Каким то чудом я чистый. Первая зима. Полгода. Первая работа. Первая зарплата. Первая весна. «Я же могу вмазаться – а зачем?!!!» Я свободен!!!! Понеслась!!! Первое безумие. Почему мне больно? 4-5-6-7. Я свободен.

Бридя умер. Катя умерла. Игорь умер. Матюша пропал. Наташа умерла. Кирилл пропал. Илья умер. Имен не помню…

Непонятно, почему я? Почему я жив? Я не отличаюсь интеллектом или особым даром отдавать. Я не люблю свою родню. Я много делаю плохого. Я агрессивен и жаден. Завистлив и похотлив. Труслив и жалею себя. Почему я? Это, наверное, обыкновенное чудо. Из всех с кем я начинал в 89-90 году в чистоте остаюсь я. Кому-то я нужен. Чему-то это нужно.

Группы:
Facebook,
vKontakte

15 Март 2009, 03:54:28
Ответ #11

Lilith

в молдове кстати трамадол уже тоже не достать (и слава богу)..ни пальных рецептов ничего.
спрашиваю у знакомого..
-(я)ну и че делаете?
-пробовали одну фигню другую, но полное говно
-(я)ну молодцы, может перестанете?
-не...А***бухать начал, а я даже не бухаю не интересно как то
Вот так..переход с одного на другое...хотя знаю что второй если из принципа не бухает, и нет постоянного развлечения /расслабления как он говорит, значит перешел на свое самое заядлое, игры в автоматы

у второго знакомого тут спрашиваю
-(я)скажи на фига тебе курить? да еще так часто?
- а что мне как остальные бухать что ли?
-(я) а почему сразу бухать? чего с одной дряни на другую перекидываешься?
-а как по другому расслабляться?

у всех одно и то же, по другому отдыхать не умеют , скучно
– Расскажи, Натка, сказку, - попросила синеглазая девчушка и виновато улыбнулась.

– Сказку? – Задумалась Натка. – Я что-то не знаю сказок. Или нет… Я расскажу вам – Алькину сказку. Можно? – спросила она у насторожившегося Альки.

"В те далекие-далекие годы, когда только что отгремела по всей стране война, жил да был Мальчиш-Кибальчиш...."

15 Март 2009, 11:27:44
Ответ #12

Zaraza

"скучно" - бич сегодняшнего дня.
Господи, это так просто, мама, от этого такое хмельное ощущение всемогущества – не понимаю, почему это не всем так очевидно, как мне; все на свете просто вопрос выбора, не более того; не существует никаких заданностей, предопределенностей, недостижимых вершин; ты сам себе гвоздь в сапоге и дурная примета; это ты выбрал быть жалким, никчемным и одиноким – или счастливым и нужным, никто за тебя не решил, никто не способен за тебя решить, если ты против. (с)vero4ka

15 Март 2009, 11:36:07
Ответ #13

Party

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 12584
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 31
  • Пол
    Женский

    Женский
    • Просмотр профиля
Это не из-за скуки. Это больные зависимые люди.

Цитировать (выделенное)
Тим, 1975 г.р., Москва

1975 г. – я родился.
Немного сигарет, немного алкоголя, немного растворителя в подвале и клея Момент…

1987 г.
Напился я самостоятельно. Было весело!!!

1988 г.
Любой праздник или маломальское событие я заливаю алкоголем, без него праздника не представляю. Никаких проблем со здоровьем, есть немного страха, что почувствуют запах родители, но я изобретателен и всегда нахожу пути «обхода».

1989 г.
Я употребляю первые «настоящие» наркотики – курю план. Ощущения не понятные сначала, но поэкспериментировав с дозой я нахожу в этом кайф. Я просто не мог его не найти, ведь я так ждал его…

1990 г.
Курю всегда и постоянно (я жил в городе где «трава» растет под ногами, да и стоила у торговцев не очень дорого.) Деньги подворовываю у родителей, экономлю от обедов в школе, получаю небольшой навар от перепродажи сигарет. Причем тогда я измеряю количество денег в кармане – на сколько боксов у меня есть денег, есть на 1 – это мало денег, есть на 3-4 – нормально денег.

1991 г.
Всё правильно. У меня всё хорошо. Голова постоянно нечистая, но это даже хорошо!!! Иногда это помогает мне в учебе (я тогда очень любил учиться). Будущее видится мне прекрасным и понтливым.
Иногда подводит память. Но это конечно не от травы! У меня хороший аппетит. Я стал забивать на крики и угрозы родителей, что курить сигареты – плохо. Мне по фигу. Мне хорошо, я в дыму.

1992 г.
Я в 11 классе. Боже я курю план уже три года. Три года!!!
И вроде бы ничего плохого не произошло. Странно. Три года употребляю наркотики и никаких проблем. Подумаешь память.
Всё равно я поступил в четыре института. Институт выбираю по двум критериям - наличие военной кафедры и наличие общежития для иногородних. Факультет- всё равно какой.
Переезд в Москву. У меня много ожиданий, есть страх по поводу проживания в общаге, но есть бутылка водки или спирта «Рояль», и страха как не бывало.
Начиная с абитуры я бухаю. Первый семестр я бухаю. Я пью, потому что не могу остановиться. Много незнакомых людей, большой город, почти круглосуточно я пьян. Про план я забыл. Оказывается можно убиться и синькой.

1993 г.
Я вспомнил про план, добить себя, выкурив косяк. Я просыпаюсь в незнакомых местах с незнакомыми людьми. Однажды проснулся в окне наполовину на улице. 13-й этаж. Было страшно. Так нельзя – говорю я себе. Надо выбирать компании.
Проблемы со здоровьем, в институте. Первая любовь – я с полной откровенностью заявляю о своем желании жениться и быть вечно с ней. Через два месяца я скрываюсь и выгоняю эту девушку. Стыдно перед ней и собой. Но ничего, у меня есть лекарство…

1994 г.
Я нахожу работу. Боже как это было круто! 250 долл. И должность курьера. После работы я, как робот, захожу в магазин за синькой. Курю план, если получается.
В конце года я пробую новы наркотик – порошок. Белый, пахнет немного мелом. Но это же кокаин! Вот так - обыкновенный порошок. Я то думал он будет нереально красивым.
Отлично!!! Голова чистая, я бодр и всегда готов. Хорошее дело!!! Можно не спать. Отлично! Можно и не есть! Дорого … ничего я знаю, как заработать больше. Еще, еще, еще

1995 г.
Изнемогаю. Похудел. Нюхаю всегда больше и больше. Раз в час. Каждые полчаса. Как это остановить?
Я могу …
С утра ни дорожки. Пообедать. Да, надо пообедать…, теперь я в норме. Можно продолжать…
Еду на Тверскую улицу, за тёлками. Я влюбляюсь в каждую проститутку, которую увожу. Меня уже все знают - я редко с ними трахаюсь, я с ними сплю. Я не могу уснуть, если некого обнять. Я в жопе.

1996 г.
Из курьера я превратился в начальника, а затем и директора. У меня 50 человек в подчинении. Двадцать пять процентов акций этой фирмы. Сожжена перегородка носа. Я много работаю и очень много нюхаю. Я забыл, что такое сон и как жевать пищу. Я часто езжу пьяным так как питаюсь пивом. Безысходность. Как долго я протяну?
Случайно попался героин. Попробовал. Блевал и был счастлив от этого.
Вот оно!!! Счастье!!! Как я ждал этого. Кокаин – зло, героин – добро. Я всех люблю. Боже как же мне хорошо. Я начал поправляться. И как дешево!!! В пять раз дешевле кокса!

1997 г.
Я впервые пробую перекумарить. Месяц не нюхаю медленный. Только быстрый. Состояние ужасное. Месяц прошел, а мне всё хуже и хуже. Да пошло оно всё на… Будь что будет. С дозой в один грамм мне хватит денег до конца жизни. Так и умру.

1998 г.
Я никого не вижу.
Вижу только барыгу, который привозит кайф. Сижу дома. У меня в квартире мрак. Я привык к этому мраку. К мраку в моей жизни. Начинаю колоться.
Зачем бросать? И, по-моему, это невозможно.

1999 г.
Я употребляю всё что могу достать. Кругом черно. Друзей нет. Враги – мусора, они хотят помешать мне употреблять. Меня параноит.

2000 г.
Пробую в очередной раз перекумарить. Отломался. Я не понимаю, почему становится хуже. У меня нет выхода, мне надо терпеть.
Я колю морфий, с ним полегче. Я забиваю кумары коксом, синькой, травой, колёсами… Только не белый – от него проблемы. От него ломает. Главное продержаться. Я держусь, сносит голову, опять появились тёлки, уже с Ленинградского шоссе, я просыпаюсь на пляже с мерзкой блондинкой, мне нужен экстрим, чтобы получать передышку. Я прыгаю с тарзанки – отпустило на 3 минуты.
Еще, еще, уже не отпускает. Езда по встречке тоже не поправляет. Я прыгаю с мостов в воду, страшно, но отпустит, я знаю что станет лучше … Ненадолго, но лучше. Очередной прыжок – я умираю, я порвал легкое. Мне больно дышать. Я вынырнул. Может быть лучше я бы не вынырнул???
Я знаю как снять боль.
Я начинаю употреблять.

2001 г.
Что произошло ??? Я ненасытен. Меня не прёт. Я превратился в зеленого человека. Когда я выхожу на улицу – люди оглядываются и что-то шепчут.
Патрульная машина – мне сразу закатывают рукава. Откупаюсь. День за днем. Я выхожу в палатку. Уже стоят мусора сторожат. Они запомнили мою машину. Я прохожу мимо, не замечают. Мне надо ехать. Сажусь в авто. Черт, значит на своей машине уже никуда не поехать? Если у меня в кармане нет тысячи долларов - мне страшно.
Мне не просто страшно, мне безумно страшно. Мне нельзя без дозы. Я же умру. Я ничего не ем. Я не знаю что такое сон. Я провожу пять часов в каком-то непонятном состоянии, похожем на сон, но это не сон!!! Я точно знаю, что это не сон.
Я пытаюсь передознуться. У меня ни черта не выходит. Я царапаю вены и падаю от бессилия, что не могу сделать даже этого. Это конец.
Боже дай мне сдохнуть, пожалуйста, я больше так не могу .

2002 г.
Видимо, я для чего-то нужен еще. Я пытаюсь отравиться выхлопными газами, я пытаюсь в очередной раз передознуться. Я загнал пятьдесят гр. Не вышло. Всё это конец.

P.S.

В конце 2002 года я с нежеланием продолжать жить был прописан родственниками в реабилитационный центр. С тех пор я остаюсь чистым, но это уже другая история.
« Последнее редактирование: 30 Июль 2012, 02:18:53 от Party »

Группы:
Facebook,
vKontakte

15 Март 2009, 21:08:11
Ответ #14

_4au_

Да с каждым днем,я понимаю выхода нет.
Если я трезво не воспринимал мир с 15 лет,то что поменяется в будущем...
В АН пойти-это равноценно лично познакомится с медленными...И я сам за себя знаю,именно он мне нужен,все остальное давно не интересно...левые люди,левые барыги,аптека...=\
Лучше остановится на синей теме...и быть как все,алкоголиком...может до 40 и проживу...
Не парить голову,всякими зависимостями...и жить как живется.

Еще про аптеки,не знаю у кого в городе как,но у нас есть и коммерческие аптеки...там легко продают и эфедрино-содержащие препараты...
Наркомания выгодна нашему государству...Столько левых денег,наркологии,аптеки,нарко трафик...
Да,интересные истории.    <_<

15 Март 2009, 21:31:42
Ответ #15

scrptn

_4au_
Поздно бывает только после смерти. Пока жив - шанс всегда есть, но им надо воспользоваться.

[quote name=\'_4au_\' post=\'390819\' date=\'15.3.2009, 21:08\']Наркомания выгодна нашему государству...[/quote] Безусловно. Но по большей части они делают упор не на наркотики, а на информационные методы отупления населения. Наркоман ведь работать не сможет полноценно.

15 Март 2009, 23:55:16
Ответ #16

Party

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 12584
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 31
  • Пол
    Женский

    Женский
    • Просмотр профиля
_4au_, выход есть. Куда идти ты знаешь. Нет желания им пользоваться. Почему? Потому что это трудно, неприятно, для этого надо приложить усилия, перестать себя жалеть, наступить на горло собственной песне, пересилить себя, напрячься... Конечно проще синячить. В любом случае выбор за тобой - жить или умереть.

Группы:
Facebook,
vKontakte

16 Март 2009, 00:13:19
Ответ #17

_4au_

Я тут писал,у меня есть цель,даже можно назвать это смыслом жизни...
Пока я иду на пути к ней я спокоен за себя.
Хуже системы у меня в жизни не было ничего... сейчас если и бывает,все периодически и я все больше и больше нахожусь в трезвости.
Я сам решаю,а не мое "хочу".

Если я еще не на игле-это тоже ведь кому-то нужно...
И я не нуждаюсь,бывать раз в день в окружении "наркоманов",чтобы понять что,да как...моей головы пока вполне хватает.

16 Март 2009, 01:43:25
Ответ #18

Party

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 12584
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 31
  • Пол
    Женский

    Женский
    • Просмотр профиля
[quote name=\''_4au_'\']И я не нуждаюсь,бывать раз в день в окружении "наркоманов",чтобы понять что,да как...моей головы пока вполне хватает.[/quote] Не просто наркоманов, а выздоравливающих. Они знают как оставаться трезвым, и не страдать. А твоя голова, будь она хоть самая умная на свете, знает только как употреблять и терпеть.

Цитировать (выделенное)
История Н. "Я буду продолжать жить."

Росла я сильно увлекающимся ребенком. Пыталась браться за все подряд, но кроме рисования надолго меня ничего не увлекало. Мне очень не нравилось когда меня родители постоянно заставляли что либо делать, не пускали гулять, не класть локти на стол, "пока не прочитаешь в слух от сих до сих, гулять не пойдешь!" Обожала издеваться над братом, хотя в школе в обиду его не давала. Дома всегда было много народу. Приезжали родственники, часто устраивали праздники, пели и танцевали. Потом папа начал серьезно спиваться, меня бил собачим поводком. Всех моих друзей и знакомых считал идиотами. У меня появилась агрессия. Дома стало плохо и я начала выбиваться "в улицу".

           Мне 12 лет. Папа с мамой уехали на Новогодние праздники в Испанию. Меня оставили на старшую сестру. Мы с ней практически не общались. Я была безумно рада. Новый год. В квартире человек 20 взрослых дядичек и тетичек. Народ прибывает. Ужасно хочется быть взрослой.. Рисую на обрезанной юбке буквы AC\DC, как в лифте написано и мне кажется, что это очень круто. В процессе празднования сестра не обращает на меня внимания, зато взрослый дядечка лет 30 уговаривает меня выпить стакан водки. Как я напилась, не помню.

Помню, поцеловалась тогда впервые с кем-то, помню, пришла моя подруга, потащила меня в ванную комнату и облила мне голову холодной водой. Три дня меня рвало. Ничего не могла есть. Вернулись родители. Я била себя в грудь и доказывала, что сестра ни в чем не виновата, что я случайно сломала раковину на кухне, разбила хлебницу, включила стиральную машину и она, прыгая, раскрошила половину кафеля в ванной комнате. Мне очень хотелось выгородить сестру. Я плакала и чувствовала себя виноватой. Потом не выдержала и рассказала все родителям. Наврать маме, даже выгораживая сестру, я не смогла. Алкоголь произвел на меня ужасное впечатление. Но рассказать об этом подругам было очень круто.

           Второй раз я повстречалась с водкой в 14 лет, выпила подряд за 3 минуты 5 стограммовых рюмок, без запивки и закуски, на гразах у всего двора. Говорила, что пью так постоянно. Чувствовала свою взрослость и крутость. Ушла с собакой, как попала, домой не помню. Опять у меня отравление. Я кричу "мамочка прости, я больше не буду". Мне было стыдно и плохо. Но во дворе я стала своей в доску. Стала встречаться с самым "крутым хулиганом" двора. Меня уважали, за меня стояли горой. Я держала марку, козыряя тем, что могу пить водку из горла. Меня постоянно рвало. Пить было тяжело, но необходимо.

           Появились знакомые, которые курили траву. Ужасно интересно. Начинаю с ними курить, ничего не чувствую, но делаю вид, что со мной, что то происходит. 93 год. Новая компания. Концерт 50 лет памяти Джима Морисона. Сколько мне лет? 15. Друзья меня называют "клевой Н". Они умные, взрослые, пьяные и укуренные. Я тоже хочу быть как они. Ну вот и напилась. Курить траву будешь? Конечно, я ее постоянно курю. Мне весело. Все вокруг меня няньчаться, кто то носит на руках. Я опять отключаюсь. Мне снова плохо. Очень яркие цвета вокруг, все кружиться и расплывается. Просыпаюсь с утра, на каком то флету в центре города, возвращаюсь домой. Все как обычно, меня бьют, я плачу, отец смеется и не выпускает меня из дома. Домой я стараюсь не возвращаться. Ночую по друзьям, подругам и знакомым. Во дворе ко мне продолжают хорошо относиться. Мой парень - алкоголик разбивает окно в подъезде головами двоих волосатых мальчиков и стрижет их. Пугающая жестокость. Потом он говорит, что хочет меня убить. Я ненавижу алкоголь, и все что с ним связано. Моя подруга подставляет меня под изнасилование. Он тоже пьяный. Мне очень страшно. Пить мне больше совсем не хочется. Тот, кто хотел меня убить в усмерть пьяный избивает меня. У меня сотрясение мозга и трещина в переносице. Пьяный парень, у которого на глазах все это происходит, испугался, и даже не заступается за меня. Мне все время страшно, обидно, одиноко. Больше не пью ни капли. Очень боюсь пьяных. К ним я полна ненависти и жажды мщения.

            Когда меня избивали и хотели убить меня спас парень моей подруги. Больше во двор я не вернусь. Останусь дружить с ними. Алкоголь не пьют, курят траву. Мне это очень нравится. Расширяется круг знакомых. Другое измерение, другая музыка, все спокойно, интересно. Людям интересно мое творчество, мое мышление. Под травой получаются интересные работы. Насыщенные цветом и смыслом. Всем так больше нравиться.

           В компании появляется новый мальчик, очень красивый, умный, МАРХи. Я влюбляюсь. Мне 16 лет. Зима. Приходим к нему в гости. Я и 3 самых красивых мальчика из окрестных школ, но кроме него уже никого не вижу. Он отводит меня в другую комнату и предлагает остаться, открывает шкафчик. В нем лежат шприцы. Мне очень страшно. Но я его люблю, и что бы остаться пойду на все. Я так долго мечтала об этом. Друзья уходят. У меня начинается паника, я не хочу колоться. Пара часов уговоров. Я решаюсь. Ничего подобного я раньше не испытывала. Подхожу к зеркалу. Смотрю на себя, улыбаюсь и говорю, глядя в глаза. Теперь ты наркоманка. Он говорит, чтобы я сосредоточилась и обязательно запомнила. Это называется винт. А то, что происходит -важное событие в жизни. У этого события тоже есть название "первый приход". Три ночи мы не спали, не ели, вышли из дома один раз прогулять собаку. Ничего приятнее в моей жизни никогда не происходило. Проходит месяц. От него ни ответа, ни привета. Что же делать. Отец живет отдельно. Через меня передают алименты. Я говорю маме, что потеряла их. Звоню моему мальчику. Встречаемся, едем за винтом. Мы в мастерской. Два дня меня любят и рисуют мои портреты. Мне хорошо, тепло, приятно. Возвращаюсь домой. Спать не могу. Таких угрызений совести мне еще испытывать не приходилось. Чувствую боль и стыд. Не выдерживаю и плача все рассказываю маме. Она меня прощает. Облегчение. Перед ней мне стыдно. Я не хочу ей делать больно. Но есть другой человек. Перед ним мне не стыдно. Его мне не жалко. Деньги можно брать там. Зову мальчика. Моя подруга говорит, что знает, что такое винт. Мы вмазывается втроем, и идем к ней домой, они в комнате с моим мальчиком, а я на кухне, ждут меня, не пойду, очень больно. Когда я ухожу, она говорит мне спасибо за подгон в виде мальчика. Боль проходит. У меня появляется винтовая подруга. Она знакомит меня с варщиком, мы общаемся все вместе. Я заваливаю спец школу. Наш знакомый вешается на перилах в подъезде. Куда то подевалась моя отзывчивость. Совсем недавно я думала, что если кто, то из моих знакомых умрет это будет для меня страшным ударом. Но уже нет. Наступило лето. Я уезжаю в другой город, не забуду взять с собой шприц, буду на него смотреть и Москву вспоминать. Вот уже три недели я в этом городе, что то во мне изменилось. Я постоянно злая и чем то недовольная. И раньше любимое мною море, солнце, чтение на балконе, театр и родственники - все стало в тягость. Я понимаю, что это не норма для меня. Мне не по себе. Решаю больше к винту не притрагиваться. Хочу в Москву!

           Вернулась, пока меня не было, появился героин. Мы со старым друганом заезжаем к институту Патриса Лумумбы, он покупает себе, я отказываюсь. Весь день гуляем по центру, заходим в ГУМ. Оказывается вся "фарца" уже торчит, я поддаюсь на массовые уговоры. Паника. Спокойный тон меня успокаивает. На винт не похоже, закрываю глаза. Передо мной яркая картинка. Очень красиво. Впечатляет. Спокойствие. Умиротворение.

           Девиз "Ни дня без кайфа!" Афроамериканцы. Ночь. Огни большого города. Словно Лас-Вегас, новый поворот. Меня ничего не беспокоит. Романтика Америки вечером и сладкие яркие сны дома ночью. У друзей начинает болеть поясница и колени. Я им не верю. Считаю. Что он придуряются. Заканчивается осень. Середина зимы. Кайф появляется на районе. Радость. Ездить далеко не нужно. Просто на подогреве выезжать уже не получается. Появляется масса знакомых, я им достаю, меня взгевают. В середине зимы я начинаю просыпаться по ночам. Мне плохо, похоже, меня ломает. Начинаю воровать у мамы. Мне все хуже. Я становлюсь злой и жестокой. Играю в дружбу. Говорю людям, что либо приятное для их ушей, только когда мне это нужно. Район обрастает барыгами, ко мне расположены они все. Кроме меня только длва человека с такими возможностями. Ко мне ездят со всей Москвы и Подольска. Соседи в шоке, но они боятся. Столько наркоманов всех цветов, мастей, социальных статусов, с одной ложки вмазываются, что мусора, что уголовники. Маме начинают выговаривать все подряд. Мне противно, гадко, плохо, одиноко. Я полна ненависти и жалости к себе. Летом ищу какой то выход. Покупаю трамал и начинаю переламываться, но мне, почему то не лучше, а хуже.

           Июль 96 года, мне 17 лет. У меня гепатит "В". Мне обидно, больно, плохо и страшно. Меня успокаивают - это твоя "профессиональная" болезнь - ты же наркоманка. В больнице ко мне относятся соответственно, чувствую себя как на помойке. И уже в больнице снова сажусь на систему. Опять заваривается старая каша. Я забываю всю мерзость своего положения. Опять становлюсь ледяной, одинокой и расчетливой. Снова плохо и невыносимо. Система доставляет мало кайфа и много проблем.. Декабрь. Покупаю трамал и снова уезжаю в другой город. Там чувствую, что меня любят, мне легче, я наслаждаюсь ситуацией и думаю о том, что первое, что я сделаю, когда приеду в Москву - это куплю героин. Система накрывает сразу, но мне не так плохо, я знаю, что есть выход. В любой момент уеду, и все будет в прядке.

           Лето 97 года, мама уезжает за границу, квартира в моем распоряжении, появилась черняга. У меня варят - меня греют. У меня, что то с головой. Я ни с того ни с сего начинаю падать с ног, я испытываю какой то панический ужас, кричу, словно проваливаюсь в другое измерение. Вокруг много народу, но они словно не здесь. Я одна в этом диком и страшном мире. Как то постепенно это проходит. Я стараюсь забыть это происшествие. Всех выгоняю. Договариваюсь с подругой, что она справит у меня свой день рождения, отключаюсь, веселюсь. Мне намного лучше. Осенью знакомлюсь с новым бой френдом и уезжаем с ним жить в Подмосковье. Там едим трамал. Мне спокойно. Иногда охватывают приступы необъяснимого страха, но они короткие. Пробую отменить трамал, но меня снова кумарит. Периодически ездим в Москву за героином. В декабре уезжаем с мамой за границу, там все время нервничаю, все меня раздражает, кроме одного музея ничего не производит на меня впечатления. Пытаюсь достать героин. Но ничего не получается. Заканчивается запас трамала. Происходит что то ужасное. Я не могу встать с кровати. Не спав 36 часов прилетаю в Москву. В аэропорту мой мальчик уже встречает меня с цветком и пачкой трамала, ну вот, совсем другое настроение, три дня героина и уезжаем к себе в Подмосковье. Что опять со мной происходит? Приступы одинокого ужаса становятся мои ежедневным приговором, мне приходится вставать среди ночи и выходить на мороз, терпеть это невозможно. Сидеть вдвоем и морочиться нет смысла, снимаем квартиру в другом Подмосковном городе, я наконец снимаюсь с трамала. Ужас становится уже не таким властным и не таким частым гостем. В марте 98 года я начала замечать мать и мачеху. Чувствовать весну и с детским нетерпением ждать лета. Трамал я не ем, героин не чаще одного двух раз в месяц. Вот оно долгожданное лето и я прекрасно себя чувствую. Никаких страхов, солнце, речка, тепло и уютно. Но чего то не хватит, за героином ездить далеко, жду с нетерпением маковый сезон. Интерес. Азарт. Постепенно перестаем ходить на речку. Начинает кумарить, сезон заканчивается, героин добирается и до глубокого Подмосковья, снова система. Я от слабости не могу выйти из дома, он мне не верит, каждый день истерики, никак не могу уехать. Зима проходит в бреду, слезах, ненависти и отчаянии.

           В начале апреля 99 года я вырываюсь и уезжаю в Тулу, потом живу в квартире у бабушки. В начале лета нервы слегка приходят в порядок, но выходить на улицу очень тяжело, слабость, кажется что вот вот остановиться сердце, приходится собирать все остатки воли в кулак - наверное, скоро умру. К июлю становится легче, но я вынуждена вернуться к себе в район, очень быстро сажусь на систему, наступает отчаяние. Я продаю на рынке свои вещи, из дома забираю все деньги, которые нахожу, занимаю у всех соседей и подруг. Становлюсь бесчувственным роботом с дозой в грамм. Родня находит деньги и меня кладут в больницу. Иллюзии что брошу я больше не питаю, меня смешит девочка в больнице, которая не понимает, зачем я тогда вообще легла сюда. Я легла сделать перерыв. Первое что я делаю, выйдя из больницы - покупаю героин. В новый год 2000 загадываю желание бросить, но надежда ничтожна. Я ничего не могу сделать со своим мозгом, он все время хочет героин!!! 3 недели мне плохо, я уверена, что восстановить организм уже не удастся. Единственное время, когда я хорошо себя чувствую это между кумарами. Меня совершенно не прет. Надо мной все смеются.

           Приговор. У меня ВИЧ, гепатит С, меня не прет. Буду поддерживать жизнь растения, перекумариться я больше не смогу. Меня ничего пронять уже не может. Мне никого не жалко. Себя мне тоже не жалко. Летом 2000 снова ложусь на перерыв в больницу. Глаза мои потухли. Я ни на что не надеюсь, в себя я не верю. После больницы попадаю в реабилитационный центр, какой то проблеск надежду, но зачем все это? У меня ужасное самочувствие и с каждым днем мне становится все хуже. Все вокруг меня смеются. Я не умею больше этого делать. Спокойно передвигаются. Я при ходьбе заставляю свои ноги двигаться. Мне говорят, что кумарить больше 15 дней не может, и я не понимаю, зачем тогда все это, зачем мне так мучится, раз закончится это все равно не может. Я возвращаюсь домой, поддерживаю себя на ногах героином. Мне уже ничего не поможет. Я лежу на кровати и издаю слабые звуки. Мне очень плохо. Кайфа я не испытываю. Живу как медуза. Я не улыбаюсь. Я не плачу. Я никогда не выздоровею. Уже героин с трудом держит меня на ногах. Мне плохо с ним, мне плохо без него. Я живу как в болоте. Меня оскорбляют, я даже не отвечаю. Продать уже нечего. Даже наркоманы удивляются, что со мной. А со мной ничего. Меня нет. Меня просто больше нет. Я смотрю, как рядом со мной затухает человек. Он скоро умрет. Я тоже. Читаю книги о смерти и плавно плыву по течению. Еду за очередными рецептами в диспансер. Врач говорит, что кладет меня в больницу. Ну, в больницу так в больницу. Правда, непонятно уже зачем? У меня нет шансов. Глав врач говорит, что такой меня еще не видела. Каменное лицо и пустые потухшие глаза. Если ничего делать не будешь я обратно тебя не возьму, говорит она. Я начинаю работать с психологом. Неделя за неделей проходит месяц. Я увидела с какими мыслями я перехожу дорогу. Если сейчас я не успею перейти меня задавят, успею, не задавят, при этом спокойствие и не ускоряю шаг. Испугалась, захотелось жить.

           Полтора месяца. Я начинаю смеяться! Я играю с кошкой. Что то происходит. Надежда перерастает в жгучее желание никогда не вернуться обратно. Я плохо себя чувствую, но больше нет отчаяния. Я помаю, что мне дан колоссальный шанс. Очень много стечений обстоятельств, которых я не замечала. Меня словно привели в больницу. Я не стремилась туда. Я не сорвалась сразу же. Я не прикладывала почти никаких усилий для этого. Я не во что не верила. Вокруг меня появились хорошие люди. Я сама не искала их. У меня в жизни произошло ЧУДО. Много чудес. Колосальная помощь. Я стала испытывать положительные эмоции. Я стала выздоравливать. Я буду продолжать жить. Надеяться и разочаровываться, плакать и смеяться, читать и рисовать, любить и ненавидеть. Не знаю, может быть осталось жить не долго. Но мне хорошо сегодня.

           Спасибо, Господи, что я сегодня осталась трезвой. Спасибо за то, что ты подарил мне этот день. Помоги мне завтра остаться трезвой. Скажу я и буду спать спокойно. (февраль 2001 года)

           Сегодня 22 февраля 2003. Спасибо Богу, Спасибо многим людям, Спасибо АН и АА. Я сегодня трезвая. В отличном настроении и у меня прекрасное самочувствие.

Группы:
Facebook,
vKontakte

03 Май 2009, 01:42:20
Ответ #19

Party

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 12584
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 31
  • Пол
    Женский

    Женский
    • Просмотр профиля
Цитировать (выделенное)
Дно
Когда мне было шесть лет, я первый раз выку­рил сигарету в затяг. Было очень плохо. Все плыло перед глазами. Я засунул голову в ведро с холодной водой и потом отходил, наверное, еще около часа. В одиннадцать лет на старый Новый год мы с другом купили бутылку бренди и распили ее фужерами. У меня были очень интересные ощущения: по­явилась легкость в теле и свобода в мыслях. Правда, я не мог прямо ходить, а пол постоянно кружился и норовил ударить по голове, но мне понравилось. Меня даже не тошнило.

С тех пор начались периодические выпивки. Бывали времена, когда от алкоголя мне было так плохо, что хотелось подохнуть. Я сидел на ступень­ках в подъезде и держал свою голову руками, пото­му что все кружилось перед глазами. Меня тошни­ло, но потом, через два-три дня, опять тянуло к вы­пивке. Постепенно плохое состояние от алкоголя исчезло, и, доходя до определенной кондиции, я просто отключался. Прогуливая школу, я пил, ку­рил анашу, нюхал клей, глотал таблетки. Не знаю почему, но трезвость меня давила, и, выйдя за по­рог дома, я старался изменить свое сознание, без разницы, каким путем, лишь бы уйти от себя. На­верное, это был просто страх, боязнь жить. Когда я пил, то надо было напиться до потери сознания: никогда не мог остановиться, если в бутылке хоть что-то оставалось.

Родители кодировали меня от алкоголя три раза. Я курил план, пил манагу и периодически пробовал пивко. Если становилось плохо, то я останавливался. Но срок кодировки подходил к концу, и пьянка во­зобновлялась с удвоенной силой.

В восемнадцать лет я первый раз попробовал ге­роин и понял, что это мое. Уходили проблемы, бо­ли, страхи, сомнения. Тело наливалось энергией, и можно было не спать сутками.

С тех самых пор я полюбил мешать кайфы: ге­роин, водка, анаша, таблетки. Меня засасывало в это болото все глубже и глубже.

Я перестал интересоваться абсолютно всем: учебой, семьей, друзьями. Мысли крутились в од­ной колее: где взять и на что. Все чаще стали воз­никать финансовые проблемы, ведь я употреблял каждый день, да еще и не по разу. Начал воровать дома и на улице. Найти денег, дозу, употребить; найти денег, дозу, употребить — по замкнутому кольцу. Перестал общаться с нормальными друзьями, выбирал таких же, как сам, окончатель­но испортил отношения с родителями, забросил учебу. Как-то раз, проснувшись с похмелья, в пять часов утра я выпил полбутылки водки, которые ос­тавались еще с вечера, и меня понесло на разговор. Кульминация наступила, когда мама спросила: «И что? Если перед тобой положить дозу героина, ты употребишь?» — «Да», — ответил я, полностью расписавшись этим в своем бессилии. Мама была в шоке. Помню, как лежал дома на кумарах. На ули­це стояло лето, я был под одеялом, но меня бил оз­ноб. Холодный, вонючий, липкий пот стекал с моего тела. Я метался по кровати, скрежетал зуба­ми и ненавидел весь мир. Именно тогда в голову пришла отчетливая мысль: Я НАРКОМАН, АЛКОГОЛИК, И Я СКОРО СДОХНУ. Да, да, именно сдохну, а не умру. Где-нибудь под забором или на варочной от передозировки.

После этого наступило безумие. Меня закрыва­ли дома, я выбивал дверь или спускался с четверто­го этажа, брал первую ценную вещь, которая попа­далось на глаза, и шел колоться. Выхода я не видел.

Но однажды, когда я в очередной раз украл, укололся и напился, меня забрали в милицию. Там избили, украли деньги, а потом вышвырнули на улицу. Доза, которую я успел скинуть, когда меня принимали, лежала на улице в том же месте. Я до-гнался в подъезде и пошел бродить по городу, так как домой возвращаться было страшно. Мне негде было ночевать, некуда было идти. Друзей в то вре­мя у меня тоже уже не было, и я понял, что так больше нельзя. Оставалось только одно: идти к родителям и просить помощи. Меня положили в откапку, где я провел одиннадцать дней. Потом поступило предложение ехать в другой город на дальнейшую реабилитацию. Не знаю, что меня подтолкнуло, но я согласился, хотя в голове уже за­рождались планы дальнейшего употребления.

Сейчас у меня полгода трезвости. Я благодарю Бога, реабилитационный центр, где меня познако­мили с программой «12 шагов», и своих друзей, ко­торые помогают мне жить без алкоголя и наркоти­ков. При ином раскладе я просто был бы уже мертв.

Цитировать (выделенное)
Мама
Через несколько дней — международный жен­ский день, 8 марта. Я сижу и подписываю маме от­крытку. Знаю, все хорошо, наконец-то после не­скольких трудных мучительных лет моей жизни, жизни наркоманки, я трезвая, счастливая и выздо­равливающая.

Но на душе не празднично, мне больно, что ря­дом с нами, наркоманами, так мучаются наши близкие. Кто-то мучается, страдает, а кто-то уже отстрадал свое в этой жизни и почивает в могиле.

У одного моего знакомого, с которым мы вместе кололись, мама умерла. Она пошла мыться в ванную и... не вышла. Не выдержало сердце. Только не сын ее обнаружил, а знакомые семьи, хорошие близкие друзья, которые заволновались, обнаружив, что женщина пропала, не появляется на работе вот уже несколько дней. Ну, а сын узнал одним из послед­них, в те дни он не жил дома, где-то кололся. Сейчас парень отбывает наказание в местах не столь отда­ленных; что он думает, известно лишь одному Богу. Но он любил мать, сильно любил, только наркотики были сильнее.

А другой, мой бывший одноклассник, тоже нар­коман, не хоронил свою мать, нет, она не умерла, пока не умерла. Просто после очередного передоза сына женщина становится инвалидом. Микроин­сульт, больничная койка, ..., и все. Это все, что осталось у нее. Муж ушел, бросил семью, семью, кото­рой, по сути, уже и не было. Были лишь три одино­ких, страдающих человека и наркотики, которые стояли между ними. А сын... Что с ним и где он сей­час, не знаю. И таких мам, больных, несчастных, стареющих не по годам, еще так много...

А я... Я сижу и подписываю поздравительную открытку моей любимой, дорогой, родной маме. Только на ум приходит не «поздравляю», а «прос­ти». Прости меня, мамочка, прости за все...»

Группы:
Facebook,
vKontakte