Автор Тема: Невыдуманные истории наркоманов  (Прочитано 66457 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

04 Март 2009, 01:34:21
Прочитано 66457 раз

Party

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 12582
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 31
  • Пол
    Женский

    Женский
    • Просмотр профиля
История Станислава

В детстве меня воспитывали дедушка и бабушка. Мама и папа учились в Киеве. Потом они разошлись: отец пил, и его присутствие в семье становилось все более формальным. Мама старалась заменить мне и отца и «мужское воспитание». Она была строга, требовательна, старалась на папином примере привить отвращение к пьянству, говорила: «Тебе нельзя пить. У тебя дурная наследственность!» Если я что-то делал не так, она часто сравнивала меня с отцом.
Моя жизнь состояла из контрастов: мама воспитывала, а дедушка и бабушка – баловали. В школьные годы я воспринимал маму как тирана: она была директивна, всегда проверяла уроки, требовала, чтобы я занимался спортом, контролировала все мои передвижения. Она всегда держалась со мной строго: я знал, что ее не удастся использовать – где сядешь, там и слезешь. И я при любой возможности старался поехать к дедушке: они с бабушкой тоже требовали отчет о каждом шаге (где я, с кем, что делаю), но при этом старались выполнять все мои прихоти.
Если в десять лет контроль еще не очень раздражал, в четырнадцать мне захотелось самостоятельности. Меня тянуло гулять с друзьями, ходить на дискотеки, но, если я задерживался на пять минут позднее установленного времени, меня начинали разыскивать. Каждое утро я должен был подробно информировать старших, чем собираюсь заниматься днем. Мне это не нравилось, и стремление к свободе и самостоятельности стало ассоциироваться с выходом из-под родительского контроля и нарушением запретов.
Все началось с курения. Курил я не ради удовольствия – этот процесс мне вообще не нравился – а ради самого действия: я делаю то, чего делать нельзя. Потом стал выпивать: в компании, к которой меня тянуло, это считалось в порядке вещей. А в техникуме впервые попробовал «травку». Тоже за компанию – для меня вообще было важно принадлежать к какой-то группе. Однажды, когда отменили занятие по физкультуре, кто-то сказал, что у него есть «план». Те, кто не хотел курить, разъехались по домам, а я предпочел остаться. «Трава» мне не нравилась, как и сигареты, и  долгое время я курил ее только за компанию, сначала – в техникуме, потом – на рынке.
Я зачастил туда, когда увлекся компьютером: сначала покупал диски, потом мне предложили подработать, продавая программное обеспечение. В компьютерном клубе «план» тоже был в чести, и я стал курить его везде – это был своеобразный «пропуск» в компанию и неизменный атрибут общения. Вскоре курение вошло в привычку, но о том, что такое «система», я не задумывался: столько людей курят, и, вроде, ничего. Я не считал это опасным: «трава» – не наркотик. Но я сам не заметил, как втянулся: через два года выкуривал уже по пять-семь «косяков» в день, не осознавая, что во мне не остается места обычным удовольствиям и радостям, нормальным человеческим чувствам. Уже не общение, а «план» находился в центре моего внимания, вокруг него все вертелось, но я не хотел этого видеть. Я обманывал себя, что, куря, я не становлюсь наркоманом, а наоборот «поднимаюсь» и делаюсь «круче».
Я читал книги Хуана Карлоса Кастанеды. Там описывались опыты по изменению сознания, и мне казалось, что я тоже участвую в интересных экспериментах. Когда родные нашли у меня «траву», с ними случилась истерика (они всегда этого страшно боялись, даже когда я еще ничего не пробовал, постоянно расспрашивали на эту тему). Я объяснял им, что это не страшно, а вполне безобидно, что на «план» нельзя присесть. Хотя сам уже давно сидел на нем, и дозы увеличивал потому, что перестал чувствовать удовольствие.
Наступил момент, когда я его бросил, потому что не видел смысла. Но сразу почувствовал какую-то пустоту, вакуум, требовавший заполнения. Тогда я решил попробовать «винт». Еще у одного «писателя» – Ширянова – прочел, что «винт» можно пить, а не колоть, и это запало в душу. Вообще все «кастанедовцы» и «астральщики» рано или поздно переходили в ряды «винтовых»: все эти «глюки» и выходы в «астрал», сколько я наблюдал, неизменно приводили к «винту» или другому психотропному наркотику..
«Винт» давал мне то, что я хотел – резко менял сознание: после приема наступал прилив сил, появлялась бешеная работоспособность и уверенность в себе. Но главное – он «материализовывал» кастанедовские образы, рождал смелые фантазии, «смысловые заморочки». Уколовшись, я мог фантазировать, например, о происхождении людей на земле, причем мне казалось, что я делаю настоящие научные открытия.
Теперь я понимаю, что у меня уже тогда «начала ехать крыша», но в то время я ничего не мог осознавать: перевозбуждение от наркотика заставляло непрерывно двигаться, выполнять какие-нибудь действия (все равно – какие), внимание сосредоточивалось непосредственно на ближайшем окружении – на вещах, которые попадались на глаза. Я был в восторге от захватывающих впечатлений. Меня уже не интересовали люди, товарищи, компании – мне было хорошо в компании «винта» и «глюков», которые появлялись с ним. Я потерял всякий интерес к бытовым заботам и даже к самым близким людям. Круг общения сводился к варщикам «винта», круг интересов – к наркотику и деньгам, на которые его можно купить.
Теперь, когда я это вспоминаю, я понимаю, что «винт» с первого приема изменил мое сознание, способ мышления, взгляды на жизнь. Под действием этого психотропного наркотика человек не осознает, что с ним происходит, но все, что в нем есть – все черты характера – усиливаются до крайности. Вместо упорядоченных мыслей появляется поток бессвязных образов, вместо реальной картины мира – череда «озарений». Когда ты входишь в «винтовой марафон», несколько дней не ешь и не спишь, находишься в беспрерывном движении, пока не израсходуются все силы, вся энергия. Потом несколько суток отсыпаешься и ешь: копишь силы для нового длительного «забега». Сколько может продлиться такая жизнь? Нетрудно догадаться, что недолго. Но никто из начинающих об этом не думает: им объясняют, что «винт» даже полезен: в нем содержится фосфор, который «улучшает работу мозга».
Правда, в мире «винтовых» наркоманов есть и свои страшилки. Не каждый рискнет стать «варщиком» – человеком, который научился получать первитин, соединяя разные компоненты, которые вступают в химическую реакцию. Бытует мнение, что варщиком быть опасно. Не зря этих людей обычно содержат, кормят и обеспечивают всем необходимым, лишь бы они продолжали делать свое дело. Иногда я смотрел на них, и не мог представить, сколько им лет: двадцать, сорок, восемьдесят? Они все время выглядели по-разному. Помню, меня занимал вопрос, спят ли они вообще?
У варщиков не было необходимости добывать деньги на наркотики. Им всегда давали долю от «сваренного». И они уходили в это с головой. Наркотик для них всегда был доступен, и последствия этого были плачевны: рано или поздно они совсем выключались из жизни, сосредоточившись на варках – неделями не выходили из квартиры, и каждое утро начиналось с укола – дозы, без которой они вообще теряли способность шевелиться.
Многие опасались втягиваться в этот процесс. Но я не боялся. Я хотел научиться варить «винт», чтобы не зависеть ни от кого. Я не считал себя наркоманом, представляя, что участвую в грандиозных экспериментах по изменению сознания, которые описывал Кастанеда. У меня уже началась паранойя, но я не связывал свои страхи с действием «винта». Просто я начал ходить, оглядываясь, потому что мне мерещилась слежка.
Эта мания преследования настигает каждого «винтового»: под действием наркотика всплывают подсознательные страхи. Все рано или поздно начинают «чувствовать», что им угрожает опасность. Различия – только в ее источниках. Если кто-то боится милиции, ему начинает казаться, что его «преследуют менты», те, кто не умеет плавать, боятся даже подойти к воде, тем, кто верит в потусторонний мир, мерещатся бесы. Я знал варщиков, которые обрывали в квартире обои, чтобы найти спрятанные милиционерами подслушивающие устройства. Кажется, что все окружающие относятся к тебе недоброжелательно, лелеют тайный злой умысел. Я подозревал в этом даже маму – мне все время казалось, что она что-то замышляет. Было время, когда варщики казались мне бесами, и я ходил в церковь, ставил свечи, чтобы защититься от нечистой силы.
Говорят, что, употребляя «ширку», еще можно что-то осознавать, понимать, что ты – наркоман, что тебе плохо без наркотиков. Опасность «винта» в том, что человек (особенно – начитавшийся Кастанеды и другой подобной литературы) не осознает себя наркоманом, воспринимает происходящее как некий психоделический опыт, который в любой момент можно прервать. Я тоже был уверен, что запросто перестану принимать «винт», как только захочу. Но моим максимальным достижением был двухнедельный перерыв после того, как меня вконец замучили страхи. Я никогда не понимал, как это люди не могут бросить курить. Казалось бы – чего проще: не хочешь – не кури. Но бросить «винт» я почему-то не мог.
У варщиков есть выражение – «жить в кристалле», оно странным образом уживается с верой, что зависимости от «винта» нет. Но они знают, что наступает момент, когда ничего нельзя делать без «винта»: даже для того, чтобы умыться, надо сначала уколоться. Все равно это система. Отсыпание, отдых – только фаза «винтового марафона». А активная жизнедеятельность становится возможной только после укола.
Иногда я проводил без «винта» целую неделю, но все время курил план и думал только о том, что в такой-то день снова уколюсь. Я перестал переживать какие-либо чувства, я даже не испытывал потребности их переживать, хотя сам себе казался добрым и заботливым. Если бы меня спросили, люблю ли я маму, я ответил бы, что, конечно, люблю. Но на самом деле она, как и все остальные люди стала мне глубоко безразличной. Я научился варить «винт», и брал за свое «искусство» дозой, а все остальной меня не интересовало. Не знаю, сколько мне удалось бы протянуть на этом, но близкие решили круто изменить положение вещей.
Однажды, во время «отсыпания», я открыл глаза и увидел у своей кровати четырех незнакомцев. Один предъявил удостоверение работника милиции и сказал, что я должен поехать с ними, потому что один человек, для которого я варил наркотик, умер после приема. Позже оказалось, что это были знакомые, которых мои родные попросили помочь доставить меня в «лечебное учреждение закрытого типа». Когда я спохватился, было поздно: меня «закрыли», а родственники даже не приходили навещать. Я ел только то, что давали всем больным, то есть почти ничего, и не уставал возмущаться, что родные даже не считают нужным меня кормить.
Сначала я пугал врачей тем, что у них «будут проблемы», потому что я – нахожусь здесь не по собственной воле. Потом поутих, потому что мои угрозы ни на кого не действовали. Лежал, как овощ: ничего не делая и мечтая вырваться отсюда любым способом. Пришли мама с бабушкой, странно выразились, что хотят на меня «посмотреть». Я сказал им все, что о них думаю, в связи с моих нахождением в психушке, но они никак не отреагировали. В следующий раз вместо них пришел незнакомый мужчина, который представился как А.В., знакомый дедушки. Он принес какие-то самые простые продукты, спросил, что я хочу передать маме. Мама с бабушкой приходили еще раз и настаивали, чтобы я шел лечиться от наркомании в реабилитационный центр «***». Лечиться я не хотел и вообще не считал нужным, но, чтобы выйти из больницы, я готов был согласиться на что угодно.
В «***» я стал рассказывать Л.А. о Кастанеде, о своей «безграничной свободе», но его это не впечатлило. Он сказал, что я – просто сумасшедший, у меня паранойя, и меня рано выпустили из больницы. От обиды я даже заплакал, и ушел во двор. Я считал себя очень умным психологом, а на меня смотрели, как на дурачка и клоуна. Я вернулся в кабинет и стал говорить, что позаимствовал свой стиль жизни из книг. Л.А. ответил, что, если у меня хватило ума это осознать, возможно, я просто запутался, и мне можно помочь. Меня приняли с испытательным сроком.
Поначалу я не доверял доктору С***. По своей привычке видеть вокруг «врагов», «преследователей» и «заговоры», я решил, что имею дело с очень крутыми аферистами, которые зачем-то взялись морочить мне голову. В том, что Л.А. – «крутой» аферист, я не сомневался: я сразу разглядел в нем психолога высокого класса и понял, что играть с ним, обманывать его – бессмысленно. Поэтому я старался вести себя осторожно, чтобы не «напороть боков». Мне очень не хотелось возвращаться в «лечебное учреждение», из которого я недавно вышел, а мама и дедушка твердо заявили, что я буду лежать там, пока не возьмусь за ум. Я видел, что они не шутят, и старался закрепиться в Центре, тем более что после предыдущего «места обитания» он казался чуть ли не земным раем. Слава Богу, мои «мозги» начали отходить от действия «винта», и я сообразил, что мне не желают здесь зла.
Замечательно было то, что никто не был ко мне враждебно настроен. Доверяли деньги, разрешали выходить в магазин за продуктами. Они адекватно реагировали на мои действия: за хорошее – хвалили, за плохое – немедленно высказывали все, что думают. Я видел: что сделаю, то и получу. Каждый день меня воспитывали на групповых занятиях целой командой. Если я не застилал постель – это могло стать темой глобального разбора. Я сердился на них, но они поворачивали ситуацию так, что я понимал: я сержусь на самого себя.
С утра до вечера я был заполнен мыслями до предела, дня не хватало, чтобы осмыслить все происшедшее. Получалось, что каждый день мне объясняют какую-то мою ошибку, развеивают заблуждение. Они словно вынимали кирпичик из возведенного мной здания, рассматривали его и объясняли, почему он не прочен, и как его заменить. И с каждым днем в моем «здании» появлялось все больше новых «кирпичей», ежедневно приходило осознание чего-то нового, какое-то новое достижение.
Они подвигали меня к осознанию того, что наркотики – это не столько образ жизни, сколько способ самоубийства, помогали понять, что значить реально смотреть на вещи. Они словно изучали меня, проверяли реакции, и, увидев, что задевает меня за живое, тут же принимались над этим «работать». Я понял, что мой образ жизни складывался из этих отдельных «кирпичиков», и все они требовали замены. Это был длительный процесс, но пока он продолжался, я успел понять очень много нового, и у каждого человека я брал что-то для себя, учился чему-то, что могло мне пригодиться.
Я благодарен им всем: А.В. – за пример человечности и доброты, за то, что он верил в меня, хотя это было очень трудно, Виктору – за отзывчивость, Ростиславу – за искренность, Карине – за настойчивость и умение смотреть в корень вещей, Максиму – за то, что помог понять, кем я был на самом деле, Алексею – за то, что научил меня быть терпимее и сдержаннее, Тарасу – за науку: «Если хочешь изменить мир к лучшему, начни с себя!» И, конечно, я понимаю, как много сделал для меня Л.А., как я обязан ему за его профессионализм, принципиальность и терпение, с каким он учил меня жить, расти как личность, за то, что объяснил мне, что это значит – «сделать выбор». Благодаря ему, я понял, что если хочу жить с людьми, я и сам должен вести себя по-человечески, а если я выберу наркотики – я должен буду отказаться от родных, семьи, карьеры, и вообще – от достойной жизни. На двух стульях не усидеть, нельзя быть одновременно наркоманом и человеком.
В «***» я начал получать драгоценный опыт реальной жизни, в которой каждый человек должен заниматься полезным делом, строить отношения с людьми на принципах уважения, честности и искренности. Наверное, для меня эта работа еще не закончилась. По крайней мере, я понимаю, что любая работа над собой приносит плоды тогда, когда человек не останавливается на достигнутом. Я понимаю, что я должен заменить еще много «кирпичей», но стоит потратить на это время, чтобы здание жизни получилось прочным.

Группы:
Facebook,
vKontakte

04 Март 2009, 01:47:09
Ответ #1

aleksi

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 4601
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 3
  • Пол
    Мужской

    Мужской
    • Просмотр профиля
Чтож.. Можно пожелать этому человеку выздоровления. Не все потеряно. Не весь мозг еще усох.
Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

"Что бы не было обидно что уехал,что бы не было мне стыдно что приехал..."

ULY IV MDCCLXXVI

04 Март 2009, 11:35:02
Ответ #2

Sochinka

Нда. Страшно. Как легко ИМ стать и как тяжело от туда выбираться :(
Отдых в Сочи www.leto-v-loo.ru

13 Март 2009, 02:35:17
Ответ #3

Party

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 12582
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 31
  • Пол
    Женский

    Женский
    • Просмотр профиля
Цитировать (выделенное)
Сегодня ... мне не верится, что я мог жить другой жизнью, жизнью наркомана.

 Родился я в Ленинградской области. Помнить начал себя рано, с детского садика. В целом я свое детство вспоминаю с удовольствием. Лето я проводил у бабушки с дедушкой в Карелии, там было весело, была своя компания - вместе ходили на рыбалку, играли, купались. Единственное, что омрачало мое детство, это пьянство отца. Когда он был трезвым, все было хорошо, помню, он меня любил, проводил со мной много времени, вместе ходили на рыбалку, гуляли. Некогда отец напивался, то начинал орать, командовать, всегда включал магнитофон на полную громкость с песнями Высоцкого (кстати, я из-за этого до недавнего времени слышать их не мог). В таком состоянии я его боялся. Когда отец приходил пьяный, мать обычно меня забирала, и мы уходили ночевать к ее подругам. Со временем он выпивал уже практически каждый день, однажды мы с мамой даже полгода жили у ее подруги.

Когда мне было 10 лет, родители развелись. Самого факта развода я не помню, меня на это время отправили в пионерский лагерь, оттуда привезли в город уже на новую квартиру. Отец один-два раза в год меня навещал, я не помню, что я при этом чувствовал, но помню точно, что мне не хотелось, чтобы он оставался у нас, я быстро привык жить без него.

В школе до 5-го класса я учился хорошо, занимался спортом. Лет в 7 я смотрел фильм про десантников, и мне тоже хотелось стать сильным и ловким. Когда мне было 10 лет, в школе открылась секция по дзюдо, и я стал ее посещать. Мне очень нравился тренер, м до сих пор я считаю, что он был настоящим мужчиной: он знал свое дело, не орал, говорил доходчиво, любил свою семью. Я его очень уважал. Со стороны родителей был жесткий контроль, мне и в голову тогда не приходило, что можно прогуливать уроки, не слушаться маму.

В 5-м классе учиться стало уже сложнее, к тому же я понял, что мама не такая уж и страшная, можно и прогулять, все равно она ничего сделать не сможет. К 7-му классу я уже делал что хотел. Жили мы бедно, я не мог себе позволить купить джинсы, кроссовки, у меня не было магнитофона. Я сильно из-за этого комплексовал, напрягал маму, спрашивал: "Почему у других все это есть, а у нас нету?" Она пыталась что-то предпринимать, но помимо того, что все эти шмотки стоили денег, в то время это был еще и дефицит, так что у нее плохо получалось. Я с детских лет был "борцом за справедливость". Еще первом классе жаловался маме на плохих учителей, опал ногами, устраивал истерики. Помню, в 5-м классе у нас была классная руководительница, которая могла схватить за руку, потрясти. А я был человек грамотный, знал, что детей бить нельзя. Стал всем капать на мозги - учителям, ученикам, родителям - в общем, классную выперли из школы. И был любитель поспорить с учителями, у меня было обостренное чувство справедливости. Я же точно не помню, были ли несправедливости, но чувство было. На уроках физкультуры я стоял вторым по счету с конца, был маленьким, но держал у себя в классе лидерство. Когда приходил новичок, ему говорили: "Иван у нас самый сильный". Хотя, в основном, это были понты. Я любил кого-нибудь поколотить, был агрессивным, меня боялись. Я чувствовал себя от этого лучше. Я изо всех сил старался выделиться - то красился в огненно-рыжий цвет, то делал себе безумные стрижки. В 7-м классе проколол себе ухо и вставил серьгу, но через неделю вынул, потому что все остальные тоже вставили - никого не удивишь.

Как я уже говорил, примерно с 5-го класса я стал прогуливать уроки, болтался с друзьями, играл в футбол, хоккей. В 6-м классе я стал ходить в кинотеатр по соседству, где собирались молодежные тусовки; "грел-уши", начал курить. С 7-го класса стал выпивать. К выпивке я всегда относился отрицательно, так как насмотрелся в детстве. Сначала думал, что никогда не буду пить, когда начал выпивать, решил, что алкоголиком уж точно не буду. Помню, как мы после 7-го класса поехали в ЛТО, пили там водку. Однажды даже не ночевали дома. Нас отпустили в город, но домой мы не поехали, благо родители думали, что мы в лагере. Поехали в Петродворец, бегали ночью по фонтанам, там нас и задержала милиция. В милиции мне было интересно, мы очень нагло себя вели, чувствовали себя героями, маме, естественно, что-то наврал.

В Карелию ездить мне уже было неинтересно. Я тогда общался с гопниками - портвейн, драки, ватники. Любимым занятием было гонять "чурок" из ПТУ по соседству. Под этим имелась даже "идеологическая подоплека" - у моего приятеля брата пырнули ножом люди из этого ПТУ, а мы - "подрастающее поколение" - как бы мстили. Мне в основном нравился ажиотаж вокруг этого, в самих драках я участвовал редко.

В 7-м же классе со мной произошел случай, который сильно поднял мой авторитет. Я жил в своем доме уже несколько лет, но никого из ребят не знал. Так получилось, что я стал невольным свидетелем убийства - к моему соседу-культуристу пристали пьяные, была драка, приехала милиция. Одного из пьяных, запихивая в милицейскую машину, уронили, и он, ударившись головой об асфальт, умер. Я все это видел и дал показания в суде, культуриста отпустили.

Жизнь моей семьи меня тогда вообще не интересовала. Мама пыталась как-то устроить свою жизнь. Появился отчим. Я относился к нему с опаской. Мужик он был крутой, у него был свой шофер, который заезжал за ним утром на "вольво", продукты он покупал в валютниках, был круто прикинут. Сначала отчим пытался мне всячески угодить, когда я стал совсем выходить из-под контроля - учил меня жизни, пытался контролировать, из-за этого у нас были частые конфликты. Потом он спился, но я это уже плохо помню, потому что торчал.

Мать еще предпринимала какие-то попытки. Мне не нравилось, что моя жизнь может как-то измениться, и вообще, я не хотел принимать в этом никакого участия.

К концу 8-го класса все стало уже серьезнее, я "бросил пить". Понял, что ничего существеннее пива я пить не могу, потому что если я пил, то всегда напивался, цель у меня была такая. Мне не очень нравилось конечное состояние - я вырубался, блевал. К 8-му классу я перестал общаться с гопниками. Во-первых, потому, что стала распадаться компания, потом появились новые знакомые. Я узнал, что можно зарабатывать деньги самому, занимаясь спекуляцией. В голове засела идея наживы денег. Стал спекулировать шмотками, входить в полукриминальный мир. Для спекуляции у меня была своя идеологическая платформа - "жить на одну зарплату - в падлу". Я считал, что кругом одни придурки и лохи. Деньги мне нужны были, чтобы хорошо одеться, купить магнитофон. Мы с приятелями много говорили о загранице, эти разговоры западали в голову. Я решил твердо, что нужно уезжать в свободную Европу, а еще лучше в Америку, при коммунистах ничего хорошего не будет. В 8-м классе я практически не учился, выезжал на старых знаниях, тем более что учителя ко мне хорошо относились.

Недалеко от моего дома было заведение, которое днем работало как закусочная, а вечером как кабак. Там собирались бандиты. Субботу, воскресенье я всегда там бывал. Это был просто бесплатный американский боевик, туда приходили ребята-боксеры, у которых меньше первого взрослого разряда не было, обязательно кому-нибудь били морду.

После 8-го класса я поехал на юг, там впервые попробовал анашу, да еще и с собой привез. О наркоманах к тому времени я не только слышал, но и был с ними знаком, они жили и в моем доме, и везде вокруг.

После юга я решил поступать в мореходное училище. У меня один из родственников плавал, у него весь дом был забит импортной техникой - аудио, видео и т. д. Я тоже всего этого хотел, и к тому же загранпоездки - это еще и шанс осуществить старую мечту там остаться. Поступил я в училище без напрягов. 1 сентября взял с собой анаши и пошел учиться, а там - казарма. Система была такая: два месяца постоянно живешь в казарме, потом в течение года отпускают домой на субботу, воскресенье, а потом вообще живешь дома. Мне нужно было "отмучиться" только два месяца. Но это было не для меня. В-казарме моих земляков не было, все были иногородние. У людей были "быковские" понятия, мне не нравились их шуточки. Хотя по замашкам я сам был таким. Отучился я 6 дней - мое обостренное "чувство справедливости" больше не позволило мне выполнять приказы и распорядок дня. А тут еще и анаша кончилась. Я просто ушел оттуда прямо в форме. Помню, как ехал я в ней через весь город и жутко стеснялся. Приехал домой, мать в отъезде, переоделся и загудел на две недели.

Мой закадычный друг поступил в художественно-реставрационный лицей, мамина подруга помогла мне тоже туда пристроиться. Я с детства неплохо рисовал, но мне было уже не до того. Я быстро вник в суть "обучения" - учиться не надо, надо курить анашу. Я все время прогуливал, через год из училища выперли. Время я проводил все в том же кабаке, иногда выпивал, постоянно курил анашу, спекулировал. У нас там постепенно образовалась молодежная банда, отнимали у людей деньги, существующие и несуществующие долги. Это были уже уголовные дела, хотя всерьез как-то я это не воспринимал. Летом с приятелем опять поехали на юг, там познакомились с очень богатыми людьми, развлекались за их счет. Они пообещали пристроить на хорошую работу, дали свой телефон. Но когда вернулся с юга, так им и не позвонил. Пока я отдыхал, мои бывшие однокурсники ездили в стройотряда Астрахань и привезли оттуда много анаши на продажу. Я их всех "кинул", анашу забрал, благо в училище уже не учился и найти меня было трудно. Анаши было море, мы с приятелем целыми днями сидели и курили.

Планов у меня в жизни никаких не было. Я пристроился в "Катькин садик" продавать майки, матрешки, ездил на вечеринки, дискотеки. У одного моего приятеля Выла пустая двухкомнатная квартира, где постоянно собирались Сумасшедшие компании, приходили в нее без хозяина, он даже права голоса не имел. Я тоже туда ходил, там и вник, что такое опиум. Среди моих знакомых было несколько наркоманов, они совсем мне не казались страшными... Однажды, с одним из них, мы шли на дискотеку, он был вроде бы в завязке. По дороге встретили еще одного знакомого, который попросил моего приятеля помочь взять опиаты. Денег ни у кого, кроме меня, не было. Тогда а попросил взять кайф и на меня. Они меня спросили: "Зачем тебе это надо?", а я у них: "А вам зачем?" На это им ответить было нечего, они взяли. раствор и на меня. Я сначала очень боялся, что будет больно, приятели говорили, что не будет, - обманули, было больно, но последующие ощущения стерли эту боль. На дискотеку мы не пошли - передозировались. Никакого чувства вины у меня не было, наоборот, я был доволен, что в этой компании я ничем не хуже других. На следующий день взял еще. Потом неделю был перерыв, и я понял, что опиаты - это то, что нужно.

Перестал курить анашу, стал постепенно забрасывать дела, все чащей чаще употреблял опиаты. На самом деле дискотеки я не любил, ходил туда только потому, что все ходили. А после инъекции было не в облом просто так посидеть, не надо никуда ехать, никаких проблем. Несколько раз я передозировапся, меня тошнило, но это было не так противно, как при алкогольном опьянении. Стал отлынивать отработы в "Катькином саду", лень стало туда ходить, решил, что это слишком сложный путь зарабатывать деньги. У моего тогдашнего окружения был девиз "Нажил -спустил, нажил- спустил". Проработал я там до Нового года.

Тот Новый год был уже очень показательным относительно степени моей зависимости от наркотиков. Со своими друзьями мы решили отметить праздник в той самой квартире. Там намечалась компания -двое парней, моя бывшая однокурсница из училища и мы с приятелем. Я купил в "Метрополе" за бешеные деньги бутылку шампанского (в то время это был дефицит), это была единственная бутылка на всю компанию. Мой приятель, тот самый, с которым мы ездили на юг, сильнодействующих наркотиков не употреблял, иногда покуривал анашу. Я стал его уговаривать попробовать, что такое опиум. Он с трудом согласился. Накануне Нового года мы пошли искать кайф, но за деньги уже купить было нельзя. Мне предложили поменять раствор на бутылку шампанского. Я долго не колебался, пришел в эту квартиру, там уже собралась вся компания, сказал, что шампанское мое, и унес его. Все страшно обиделись. Мы с приятелем обменяли шампанское на кайф. Непосредственно Новый год я встретил с мамой, потом с этим приятелем мы поехали к знакомому наркоману, мы еще не умели колоть себя сами. Он нам сделал, моему приятелю жутко понравилось. Потом мы поехали к нему домой, и там нас "тряхнуло" - температура под 40, озноб, видимо, раствор был грязный. Так весь Новый год и провалялись. Утром я ему объяснил, что это случайность, надо пробовать дальше.

После Нового года работу я забросил, наркотики употреблял очень часто, при любой возможности, а возможности активно искал уже сам. Примерно через месяц я попал в милицию. Случилось так, что я попросил своего знакомого купить на меня кайфа за его счет, а сам пошел домой за деньгами. Взял деньги, иду весь в предвкушении. Захожу в парадную, спускаются два каких-то незнакомых мужика, хватают, заламывают мне руки и ведут в машину. Как потом выяснилось, взяли торговца и вылавливали всех, кто к нему приходил. Я сначала пытался что-то объяснить, говорил, что шел к приятелю, но мне не поверили и запихнули в машину. По дороге я "сел на измену", зачем-то стал выдирать листы из записной книжки, запихивать их под сиденье. У меня не было с собой шприцев, но руки были все исколоты. Я, правда, пытался что-то наврать насчет курса глюкозы. В отделении я по незнанию начал качать права, но мне быстро дали в лоб, и я понял, что этого делать не надо. Я был самый молодой, мне ничего не сделали. Вызвали маму, показали ей мои руки и отпустили. По дороге домой мама плакала, что-то говорила, просила ей обещать, что я больше так не буду. Но я обещать ничего не стал. Дома отчим пытался учить меня жизни, типа: "До чего ты мать довел!" Но я ему сказал, что никого не просил никуда ходить и чтобы меня оставили в покое. Вечером пошел в эту квартиру, где мы собирались, весь кипел от возмущения, чувствовал себя борцом за справедливость. Мы вообще были любители основательно поговорить о том, что в развитых странах чуть ли не на улице продают метадон, а у нас дурацкие законы, и все в таком духе.

Но, наверное, где-то в глубине души я уже тогда чувствовал что-то неладное. Один из приятелей посоветовал с черного переломаться на белом.

Эфедрон мне не понравился, была рвота, противный отходняк. Я несколько раз пробовал эфедрон, эффект был один и тот же. Так что выбор кайфа был сделан окончательно. В мае, как раз под действием эфедрона, мы с приятелем решили поехать в Карелию переломаться. Сильных ломок у меня в то время, правда, еще не было. Приятель до места не доехал, у него не оказалось паспорта, а я очутился у бабушки с дедушкой. Собирался я там пробыть месяц, но через три дня, выпросив деньги у родственников, я самолетом, чтобы было быстрее, вернулся в Ленинград. И прямое сумками и чемоданом из аэропорта поехал за кайфом. Наступило очередное лето, я уже стал ездить за город за маками. Несмотря на то что бегать по огородам ночью было довольно муторно, видел в этом даже какую-то романтику. Употреблял я практически ежедневно. Тогда я тратил деньги еще не только на наркотики, мог на какую-то часть купить одежду. Но чаще было по-другому. Если появлялись деньги, сначала решал, что половину оставлю на шмотки, половину проторчу, но, как правило, уже все протарчивал. Иногда закладывал вещи, но еще удавалось их выкупить. Чтобы достать денег, влезал во всякие махинации, продавал подросткам траву из аптеки под видом анаши, липовые вызовы за границу и т. д.

Летом познакомился с подростками-наркоманами, которые занимались квартирными кражами, у них всегда было много денег. Мы с приятелем стали их "направлять как старшие товарищи". Пока они воровали, мы сидели на лавочке, потом они с нами делились наворованным. В конце концов мы с ними разошлись, стали воровать уже вдвоем. В квартиры залезали в основном по субботам и воскресеньям через форточки. К осени, когда с кайфом уже стала напряженка, я постепенно начал "кроить" от приятеля-в квартире брал больше, чем говорил ему. Психология была: "Каждый за себя". Никаких друзей и развлечений уже не было. Собирались только так сказать, для сотрудничества.

К зиме с квартирами стало хуже - люди уже не ездили на дачи, закрывали форточки. В квартирах крал, но уже реже, приходилось взламывать двери. "Старшие товарищи" научили меня открывать машины, это было прощен безопасней: Один из моих приятелей подал мне идею ограбить нашего же знакомого. Мы взяли там магнитофон, а еще и деньги, о которых умолчал. Приятеля ломало, ему срочно нужен был кайф, он готов был очень дешево продать магнитофон. Ноя отказался, я-то знал; что у женя есть деньги на кайф, а его ломка - это его проблемы. В конце концов было по-моему, ему пришлось шустрить где-то в другом месте, магнитофон мы продали только через три дня по той цене, которая устраивала меня. По своим знакомым я "прошелся основательно. Даже здесь я ухитрялся подвести платформу - они, мол, "плохие люди", один зачем-то поступил в военное училище, другой мне печенья к чаю не подал.

Со старыми друзьями я совсем разошелся. Помню, как-то, когда было много денег, купил дыню, арбуз, еще что-то. Иду домой, на скамеечке перед парадной сидят мои бывшие друзья. Они думали, что я остановлюсь, поселюсь с ними, поболтаю. Но я сказал: "Привет" -и пошел домой. Мне был никто не нужен, у меня был кайф.

Потом я близко сошелся с наркоманами, которые употребляли опиум много лет, были уже судимы. Мы вместе торчали и вместе воровали. Я знал их еще до того, как начал колоться, иногда покупал у них анашу. У нас с ними тогда как-то вышел спор. Они у меня спросили; "Зачем тебе все эти дискотеки, шмотки?" А я им: "А зачем "тогда жить?" Они: "Засадился-и ничего этого не нужно, через годик ты будешь точно так же думать". Я им тогда не поверил, но они оказались правы. Теперь тоже самое я говорил молодым: "Зачем мне ботинки, если ломает?" Мой день выглядел примерно так: я вставил, вбежал на балкон, где у меня был заныкан раствор, кололся. Потом шел варить, брал с собой готовый раствор и шел воровать или продавать наворованное. Я мог это делать только под кайфом, причем уже систематически ел транквилизаторы. Они усиливали эффект опиатов и уменьшали чувство страха. У меня был свой определенный маршрут. В одном месте стояли машины, место было безлюдное, удобно воровать, потом шли два магазина, где тоже можно было чего-нибудь спереть. Вообще, я воровал везде, где можно, и все, что плохо лэжало. Мне уже мало кто верил, но если представлялась возможность кого-нибудь "запутать", ее я тоже не упускал.

Я тогда не думал, правильно я живу или неправильно. Я хорошо торчал, свободного времени у меня не было, всегда был "при деле". Уважал себя за то, что занимаюсь криминальными делами.

К концу зимы стали появляться проблемы, с кайфом начались перебои, воровать стало страшно, все больше ел транквилизаторов. Однажды запалился в магазине, пришел в штанах, которые украл утром. Я слышал от старых наркоманов, что проще всего воровать "дворники" с машин. Думал, что сам до этого никогда не дойду, это был показатель деградации, но пришлось уже и этим промышлять. Много возни, мало денег, но заработок стабильный. Доза у меня была плавающая, но верхнего предела не было, сколько было кайфа, столько и протарчивал. Мне нравилось быть удолбанным до соплей, когда рубит - никаких проблем, а все время приходилось шустрить, вставать утром, идти как на работу - добывать деньги, кайф. Даже если на сегодня наркотики были, то нужно доставать на завтра. И так ежедневно: 12-часовой рабочий день на фоне ломок.

Жизнь становилась неуправляемой, происходили уже всякие сумасшедшие истории. Помню, украл из машины сумку, пошел к барыгам за раствором, очнулся через 1,5 часа на скамейке напротив дома торговца.

Всех вокруг начали сажать, у меня уже не было сил где-то прятать кайф, я хранил его уже дома, перестал соблюдать все меры предосторожности. Мама мне неоднократно предлагала лечь в больницу, но я все отказывался, а тут было уже так плохо, что согласился. Пролежал я около 20 дней, почти весь апрель. Через неделю мне полегчало, был уже бодренький. Там познакомился с одним наркоманом, с ним мы устроили скандал, нам мало дали рогипнола. Нас выписали за нарушение режима. Пока лежал в больнице, думал, что после выписки займусь делами, наркотики буду употреблять эпизодически.

Вышел я оттуда накануне своего восемнадцатилетия. На день рождения мне подарили денег, получил страховку и... укололся. Маме в больнице посоветовали подкармливать меня радедормом. Она выделяла мне баночку (10 таблеток) в день. Ей, конечно, сказали давать мне меньше, но я ей объяснил, что у меня иммунитет и мне нужно много таблеток.

После больницы меня перестало тащить. Я первый раз укололся - подташнивало, но не тащило, единственное, что не ломало. Потом то же самое. Я даже один раз наехал на торговца; думал, что он мне продал "левый" раствор. Потом смотрю, все вокруг, кто со мной кололся, тащатся, а я как трезвый, хотя в зеркале лицо удолбанное. Но колоться я продолжал, сначала не каждый день, потом опять подсел. Тут уже много времени не потребовалось, чтобы жизнь стала абсолютно неконтролируемой.

Помню такой случай: зашел я в наш кинотеатр, у меня там в буфете работала знакомая. Был я под транквилизаторами, в кармане - много денег и кайфа. Буфетчица ушла в подсобное помещение, а я видел, что она положила в кассу пачку денег. Воровать у меня не было ни малейшей необходимости, но я, на глазах у изумленной публики, перегнулся через прилавок, вынул деньги из кассы и кинулся бежать. Вернувшаяся буфетчица закричала: "Держите его!" А я бегу и думаю: "Все, это тюрьма". Ребята вокруг кричат: "Ты что, идиот? Отдай деньги". Я остановился, отдал деньги. Потом пошел чуть ли не наголо подстригся, сменил весь гардероб, это место обходил стороной. Уже через месяц после больницы я плотно подсел.

Однажды, в конце мая, приняв до обеда где-то 12 таблеток радедорма, я вдруг подумал: "Опять подсел, без кайфа жить не могу, зачем такая жизнь". Я решил, что больше жить незачем. Съел еще 10 таблеток радедорма, под транквилизаторами я всегда становился очень решительным. Прикинул, что если к 22 таблеткам, которые я уже съел, добавить еще раствор с димедролом, то уж умру наверняка. Чтобы быстрее купить раствор (боялся, что транквилизаторы начнут действовать и могу уснуть), продал новые ботинки за бесценок, купил кайфа и еле добрел до приятеля. Последнее, что помню, я ему сказал: "Мути с димедролом", - и провалился. Утром очнулся - живой, транквилизаторы еще действовали. Наехал на приятеля, почему ом мне не сделал. Он оправдывался, говорил, что я вырубился и он не смог меня разбудить. Я опять был полон решимости, укололся, опять провалился. Очнулся поздно - денег нет, кайфа нет, от передозировки болит голова, решимость улетучилась. Был злой навесь свет, что остался живой, поплелся домой.

Опять заторчал. Это продолжалось недолго. Мать предложила снова лечь в больницу, был конец июня 1992 года, с момента предыдущего лечения прошло всего 2 месяца. В больнице опять быстро оклемался. После выписки решил попробовать не торчать. В основном сидел дома, ничего не делал, смотрел телевизор. Идти мне было некуда, все знакомые торчали. Вечером выходил на лавочку перед домом, садился и слушал разговоры малолеток, понимал, что все это мне не нужно. Иногда срывался, особенно если предлагали и не надо было шустрить. Я не понимал, что со мной происходит, - постоянная депрессия, тоска, бессонница. Решил на все лето уехать в Карелию. Наварил с собой кружку кайфа, в поезде кололся, пронес раствор в самолет. Приехав к бабушке с дедушкой и не успев даже выпить чаю, я пошел "собирать грибы". Мои родственники были очень удивлены, так как знали, что я с детства не любил собирать грибы. В лесу первым делом укололся. В этот день я три раза ходил за грибами. Когда кайф кончился, я три ночи не спал, а потом со скандалом уехал. Вернувшись, я решил - все, хватит бросать торчать, нужно наладить денежный канал, чтобы всегда был кайф. Налаживание канала кончилось тем, что продал что-то из дома, и опять понеслось. Опять кражи, бесконечная шустрежка.

Летом с приятелем поехали в Псковскую область за маками. Он жил у своей бабушки, а я первую неделю в лесу в палатке. Маков было завались, но полноценного кайфа мне было не поймать, в палатке было холодно, не мог иногда даже уснуть. Через неделю я переехал в деревню, поселился в Доме колхозника, сказав, что я - рабочий из леспромхоза. Прожил я там две недели. Ночью ходили за маками, днем кололись, "рубились и опять резали маr". Так целыми днями: Из гостиницы я свалил, не заплатив за номер.

Вернулся в Ленинград, сезон тем временем кончился. И опять все по новой - кражи, добывание кайфа. Я понимал, что деградирую. Я ходил немытый, небритый, редко стирал свои вещи, был плохо одет. Когда начинал торчать, меня уважали. А тут, однажды, звоню торговцу, который живет в двух минутах ходьбы от меня, спрашиваю: "Есть?" Он говорит: "Есть". Я прихожу через пару минут, он мне заявляет, что ничего уже нет, все только что продал каким-то людям, и захлопывает у меня перед носом дверь. Я онемел. Раньше я бы этого так не оставил, теперь у меня не было никаких сил, я просто пошел обратно домой. Я перестал себя уважать.

После второй выписки из больницы мне позвонил тот самый приятель, с которым нас первый раз выписали за нарушение режима, и предложил сходить на собрание Анонимных Алкоголиков. На собрание я пришел будучи под транками, мало что помню, но помню, что чувствовал себя не в своей тарелке. Пытался этому приятелю что-то рассказывать, типа "украл, проторчал". А он меня обломал: "Мы на собраниях стараемся жаргон не употреблять". Мне было это дико слышать, тем более от него, , ведь мы с ним некоторое время вместе торчали. В общем, сходил на собрание - и забыл.

Осенью становилось все хуже и хуже. В ноябре опять лег в дурдом. Лежал недолго, был конфликт с завотделением, меня выписали. Вышел из больницы, все поехало по новой. Доза у меня была два стакана маковой соломы в день, ни на что, даже на еду, денег не было, только на эти два стакана. Мать в это время положили в больницу, я иногда к ней ездил. 30 декабря, накануне Нового года, она ненадолго приехала из больницы, испекла торт, дала мне денег на подарок. Я быстренько пошел, купил себе самый дешевый свитер, чтобы еще деньги остались. На следующее утро встал, ломает, деньги есть, надо где-то купить соломы, я ушел из дома. А мама меня только об одном просила, чтобы я вернулся к четырем и проводил ее в больницу. Она действительно была очень плоха, могла сама не доехать. Купили соломы и пошел к знакомым варить. Смотрю на часы - до четырех осталось десять минут, мне не успеть, а невмазанный ехать не могу. Опоздал на час, пришел домой, мать уехала, на столе записка лежит. Меня стали мучить угрызения совести, но еще засалился, и жизнь опять стала прекрасна.

Новый год я встретил дрожа от страха. Накануне я продал левый раствор одному авторитету и боялся, что придут требовать объяснений. Встречали мы Новый год с одним приятелем, который сам был всем должен, жил в страхе, так что он был к этому привычный. Мы занавесили окна, отключили телефон. Так и встретили - он на одной кровати, я- на другой. Я не уверен, видели ли мы что-нибудь в телевизоре, - было много кайфа.

В феврале я опять лег в больницу. Встал в 7 утра, засадился, поехал на рынок, купил там еще раствора, опять укололся и поехал в дурдом. Было мне очень плохо, отлежал 7 дней, а потом заболел гриппом. На этот раз никакого подъема сил и бодрячка уже не было. Вышел, две-три недели лежал дома, болел. Это была моя последняя больница.

В этот период ко мне навязался жить, под предлогом вместе бросить, один мой приятель, который только что освободился из тюрьмы. Утром вставали, первый вопрос: "Что будем делать?" - "Денег наживем". - "А что с деньгами делать?" - "Ладно, давай вмажемся последний раз". Однажды засыпались на краже, попали в милицию, но, поскольку успели только взломать двери и никто этого не видел, нас отпустили. В конце концов я ему сказал: "Завязывать вместе не получается, поезжай домой". Поссорились мы с ним на этой почве.

У меня постоянно была депрессия, бессонница, упадок физических и моральных сил. Опять позвонили ребята с группы, позвали на собрание. Решил сходить. Иногда после этого стал ходить на собрания, но не очень-то верил, что у меня что-нибудь получится, было подозрение, что все это не для меня. В этот период часто срывался - примерно 1 раз в неделю. Иногда неделями не ходил собрания, тогда срывался еще чаще. Депрессии у меня были и в трезвом, ив нетрезвом состоянии. Уже не было сил шустрить, но на группу тоже не хотелось. И Мы с мамой поменяли квартиру, стали жить в центре. Первое время было совсем плохо - быт не обустроен, знакомых никаких нет, денег нет, сил никаких тоже нет. Иногда ходил на группу, просто чтобы пообщаться с людьми.

Из пяти моих друзей, с которыми мы начинали употреблять наркотики, к тому времени в живых осталось только трое, а к сегодняшнему дню двое я и еще один. "Остальные все умерли: один от заражения крови; другой, будучи в состоянии опьянения, захлебнулся в ванной; третий пытался перелезть из одного окна в другое, так как его заперла мать, сорвался и погиб. А один из самых близких моих друзей, недавно, вернувшись из тюрьмы, повесился, но об этом разговор дальше.
Несмотря на сильные депрессии, я время от времени продолжал ходить на собрания. Правда, литературу Анонимных Алкоголиков я не читал, я даже не все шаги знал, нахватался верхушек, программу не выполнял. Слушал, что говорят другие, и говорил то же самое. Иногда я уходил с собрания полный надежд, а иногда так накрывало, решал, что больше никогда туда не пойду.

В то время я даже пытался работать. Помню, мать вписала меня в халтуру. Нужно было 6 дней красить стены, потом получить деньги. Пять дней я красил, на шестой не мог дождаться конца рабочего дня, стал требовать у матери деньги, вынудил ее отдать свои, поехал и укололся. Вмазался и решил сделать 9-й шаг. Когда-то я взял у одного человека куртку, потом переехал в центр и так ее и не отдал. Ну, думаю, пойду сейчас, все ему объясню, поедем ко мне, он заберет куртку, я ему расскажу об АА. По дороге как раз его и встречаю. Он у меня спрашивает: "Привез куртку?" Я ему только хотел что-то объяснить, но не успел - получил по лбу. Я все недоумевал: "Как же так, первый раз в жизни что-то хотел отдать, и на тебе - по лбу получил". Тогда понял, что сначала надо делать предыдущие шаги, а потом летом опять поехал в Карелию, на этот раз укололся только на дорожку. Приехал, уже был сезон, созрели маки. Помни, пошел как-то со своей двоюродной сестрой гулять, сталей рассказывать, каким я раньше был плохим и каким теперь стал хорошим, хожу на собрания АА и все в таком духе. Вдруг вижу прямо перед собой плантацию маков, меня жутко переклинило. Ночью я все это собрал, с нетерпением дождался утра. Когда все уехали в город (я под каким-то предлогом остался), быстро начал резать маки, сначала пытался заварить с чаем, но эффекта не было. Потом пытался есть - вкус омерзительный, но все-таки запихал в себя несколько головок. Вернулись родственники, меня распирает, лицо опухшее, глаза красные, я еще догнался радедормом, который. нашел в аптечке, одним словом, покайфовал. Через несколько дней вернулся в Ленинград.

С осени стал все чаще и чаще ходить на собрания, там уже было несколько моих ровесников наркоманов, мы много времени проводили вместе, могли и сорваться: Иногда меня клинило, мы собирались вместе на группу, они шли, а я оставался дома.

Программа занимала все больше места в моей жизни. Я ходил на собрания, постоянно там говорил, что не хочу торчать, а срывы происходят потому, что просто не получается оставаться трезвым. Потом я понял, что на самом деле я хочу торчать, но просто не умею. Если бы все было хорошо, вряд ли бы я бросил наркотики, у меня, наверное, даже мысли такой не возникло. Это осознание происходило постепенно, я долго пытался сидеть на двух стульях - наркотики и АА, но в конце концов понял, что стул-то на самом деле остался только один - АА.

3 октября 1993 года я сорвался в последний раз. Я очень активно стал вникать в суть программы, каждый день ходил на собрания. Первые четыре месяца было очень тяжело - меня постоянно мучило желание уколоться, с ним я ложился спать, с ним и вставал. Я не знаю как с ума не сошел. Просыпался утром и думал: "Опять новый день, опять будет плохо, впереди ничего не видно. Когда же это кончится и кончится ли вообще?" Иногда у меня даже появлялись мысли о самоубийстве, но я терпел. Мне не верилось в тот период, что у меня что-нибудь получится. Были мысли, что я не создан для трезвой жизни, что моя судьба - умереть от наркотиков. Но, несмотря на все на это, я продолжал ходить на собрания, я жил от группы до группы. Если в промежутке становилось совсем невмоготу, звонил кому-нибудь из АА или заходил в гости. Стал читать литературу АА, следовать принципам программы. Девиз: "Первым делом - главное" стал девизом моей жизни. В этот период я жил только АА. После первого месяца трезвости, несмотря на депрессию, у меня появился энтузиазм, мне захотелось стать трезвым. Сомнения не прекратились, но появилась надежда.

Я каждый день только и делал, что ходил на собрания, обсуждал программу с друзьями, стали происходить маленькие открытия. Помню, сидел на собрании, где речь шла о вторым шаге, и до меня дошло, что я часто говорил о том, чего не знал и не понимал. Я понял, что других людей я вообще не слушаю, не хочу отказываться от своих убеждений, то есть живу по-старому, а хочу каких-то изменений. Тогда я стал поменьше говорить, меньше стал что-либо утверждать, больше слушать других, читать литературу. Я слышал в АА фразу: "Если ты будешь делать то, что делал всегда, ты будешь получать то, что всегда получал". И я осознал, что продолжал жить по-старому, а получать хотел по-новому. Я понял, что нужно изменить систему ценностей - будет результат. Я не знал, каким он будет, но все говорили, что лучше, чем до этого, и я верил.

В это время у нас с мамой было тяжелое финансовое положение, но я осознанно перестал заниматься делами, отбросил мысль о наживе денег. Деньги "жгли карман". Я знал, как только они появляются, желание уколоться усиливается. Однажды мать предложила мне денег, чтобы я устроился на курсы английского языка, но я отказался и предупредил ее, чтобы она вообще не давала мне денег. Я смирился с идеей "нищей трезвости". Я старался избегать злачных мест, старых знакомых, сами они меня не доставали.

Нельзя сказать, чтобы я отказался от идеи обогащения легко, просто и сразу. Помню, мне предложили совершить квартирную кражу. Хотелось денег, кроме того, отказываться- удар по самолюбию, и я согласился. Как только договорились, мне стало очень плохо, тут же пожалел об этом. Я готов был сам заплатить денег, только чтобы не красть. Я поехал к месту, куда договорились, и уже у двери в квартиру отговорил человека. Когда все миновало, я понял, что красть не буду, даже с этими мыслями надо завязывать. Несколько раз мне еще делали подобные предложения, и у меня даже были небольшие колебания, но я уже твердо говорил "нет".

Примерно через четыре месяца тяга к наркотику прошла. Я стал думать о работе. Мне предложили работу в коммерческом магазине. Работать было очень тяжело, трудно вставать утром. Раздражало то, что все время нужно было быть на виду, общаться с людьми. Я понял, что эта работа может довести меня до срыва. Месяц я советовался по этому поводу в АА, слушал мнения других людей, их опыт, и в конце концов уволился: "Первым делом - главное".

Через некоторое время устроился работать сторожем. Работа была легкая, людей я не видел. С людьми мне было общаться очень тяжело, потому что я просто не знал как. Я часто испытывал чувство страха. В магазины, где одежда висит на вешалках, я до недавнего времени заходил с опаской, боялся, что примут за вора; если у машины на улице случайно срабатывала сигнализация, боялся, что заберет милиция. Я уже давно не воровал, а страх оставался.

Примерно через 6 месяцев я понял, что имею хорошие шансы на выздоровление. Сторожем я работал долго, продолжал каждый день ездить на собрания, несколько раз ходил в больницу делать 12-й шаг. Но жизнью на самом деле доволен не был - хотелось деятельной взрослой жизни, но я считал себя не способным на многие в

Группы:
Facebook,
vKontakte

14 Март 2009, 22:32:55
Ответ #4

_4au_

Аптека.барбитура.

Цитировать (выделенное)
Мое пятое лицо имеет стаж употребления терпинкода 15 лет. В начале вперемешку с героином, а потом просто. А до этого 7 лет винта. Обычного выхода в этой ситуации не существует. Это я знаю точно. 15 летний стаж дает право говорить о статистике, которая волей не влолей проситься на ружу.
Например стоимость терпинкода на 1998г. 8 рублей. Точно не помню что представляло из себя 8 рублей для того времени, но помню , что, что-то вроде булки хлеба. Сейчас уже 2009г. его стоимость 240рублей, это уже 10-15 булок хлеба.
Каждый фармацевт знает что такое терпинкод. Он продает в день $$$$$$$$$$$$$$$$ количество стандартов, или упаковок?
кландайк? .........
Множество клиник хотят вам помочь. Множество -они рядом! Психологи, наркологи, психотерапевты.
Духовные братья зовут тебя на путь истенный...
весь ужас в том , что страх , гонит именно страх, гонит не давая остановиться ни на минуту. И именно в этой гонке кажеться что живешь. Что значит бросить? значит остановиться. Просто остановиться. А если все исчезнет? и посто дикая, страшная пустота... пустота пустотелого мира....
Страшно. Можно успокоить себя, просто сходив в аптеку, посто посмотреть в глаза своей любимой родине, через глаза фармацевта,подать ему 500рублей,и сказать: " буылку минеральной воды.... и два стандарта терпинкода"


-------------------------------------


3-5 дней ломок и поноса, а так же ухудшение настроения, но если есть горячее желание, то бросите, в это время лучше обкуриваться, не выходите из дома, что бы не было соблазна зайти в аптеку, мой муж бывший героинщик и методонщик, с этого дела он слез, но перешел на терпинкод. Когда мы с ним познакомились, он уже плотно сидел на терпинкоде, я тогда и не знала, что это такое, какое это зло и сколько проблем от этого возникает. Он употреблял от 2-4 пачек в день, иногда мог еще догнаться им в течении дня, желудок у него испортился (никогда не забывайте, что по-мимо кайфового кодеина, там много соды, а коделак еще хуже из-за какого-то растения в чистом виде), два раза он мог оказаться на том свете, а сколько денег уходило, ведь он не дешевый, конечно, дешевле героина, но если посчитать, что пачка терпинкода стоит около 100 руб. (это два года назад в 2005 г, сейчас дороже), а нужно в течении дня пусть три пачки, то это 300-350 рублей, он не работал, а у меня з/плата была всего 6.000 руб., но лично мне хватало. Вот и посчитайте, моей з/платы не хватало ни на что, ее просто не было, кода ее уже не было он выклянчивал деньги у своей больной матери, причем любыми способами, даже рукоприкладством, меня тоже бил, когда я отказывалась ему давать деньги. Он разбил, будучи под терпинкодом все: окна в квартире, стеклянные полки, телевизоры, видики и даже ноутбук, который ему отец подарил, я уже не говорю о наших со свекровью лицах и почках. Еще терпинкод сильно влияет на потенцию. Но все равно, я его люблю и любила, мне было тяжело, как только он его съедал, он менялся на глазах, менялся голос, менялось мышление, становился злым и агрессивным, он начинал заниматься одним делом, как тут же его бросал и кидался делать что-то другое, он мог не спать сутками, вообщем,это становился другой человек, не тот, которого я полюбила, а полюбила я милого, интелигентного, начитанного, образованного парня. Я его просила, умоляла, требовала, унижалась, ползая на коленях, плакала, рыдала, находила истерика на меня, просила о подарке на ДР - у меня было только одно желание, что бы он бросил терпинкод. Ни один из моих доводов до него не доходил, и как только я ему ни объясняла, как только я его ни просила, ничего до него не доходило. И я решилась, я решила уйти от него, развестись, но...... Для начало, что бы не травмировать его и так психопатичное сознание, я просто переехала к бабушке, ссылаясь, что она стара и немощна, что ей нужны мои забота, внимание и уход. На работе (уже другой к тому времени, на более высокооплачиваемой и пристижной) был выход в интернет, никто там не следит (кому было следить, если два человека работает, я да моя помошница, лазий хоть на порносайты), я зарегистрировалась на сайте знакомств, познакомилась с разными людьми, с некоторыми я общаюсь до сих пор (а главное с девушкой, с которой мы разыграли целую трагикомедию, о которой пишу ниже). Что бы обегчить свой развод и сделать все побыстрее, я обманом уговорила его подать заявление в ЗАГС, затем узнав, что нам не хватает людей на работе, он уговорил меня взять к себе, хоть кем-нибудь, а поскольку он разбирается в компах, я согласилась, взяли его сисадмином, но это так наминально, но все же з/плата была у него. Я зная, что он мне поставил какую-то программу, при помощи которой, он мог зайти на мой компьютер со своего так, что я и не узнаю об этом, при помощи моей новой приятельницы, завели вертуального мужика-любовника. Эта девочка завела себе аську под мужским именем, писала мне любовные сообщения, на которые я тоже отвечала, так же любовно, даже умудрилась найти фотографии каких-то ребят, я их, как хорошая любовница сохранила на флешке. Мой муж всю переписку читал, фотки видел. Он и не заподозрил, что это все обман, я и добивалась того, что бы он поверил, что у меня есть другой мужчина, что и развожусь я с ним именно из-за или ради этого мужчины, что переехала к бабушке, что бы предаваться сексуальным утехам у себя дома, без подозрений. Вообщем на него это подействовало, конечно, я пару раз получила тумаков по почкам, но муж настолько испугался, что я уйду к другому, что больше он меня не увидит, не услышит, не сможет меня обнять, поцеловать, он был готов все сделать, лишь бы я осталась с ним. У меня было только одно горячее желание - брось терпинкод и я вернусь. Он бросил, было тяжело, тяжело и ему и мне, помогла немного справиться с дипрессией трава, липодиум помог от паноса, а от ломки в костях моя забота. Конечно, я не думаю, что это еще конец, я понимаю, что все может повторится сначало, в любой момент может сорваться, но уже полгода он их не ест, и это прогресс, а если, не дай Бог, он сорвется, я уйду, уйду от него навсегда. Так что в нашей, в нашей конкретной ситуации помогла ЛЮБОВЬ, его горячее желание быть со мной, и даже в некотрой степени ревность. P.S. Через некоторое время, я ему призналась, что любовника никакого не было и нет, что обвела я его вокруг пальца, но делала я все это ради нас, ради нашей ЛЮБВИ. Пусть Господь и вам поможет!!!!



------------------------------------------------------------------------



Я наркоту на дух не перивариваю. Столько друзей от неё потерял в лихие 90-тые. Мы тогда только знакомелись с ней. Сперва трава, потом все возможные колёса, потом пошла химия герыч и т.д. Я сразу отвалил от пацанов, потому что понял, что это не для меня я спортом увлекался и жизнь любил считал что стакан махануть, или пива попить это лучьше, чем наркота и был прав. Мне уже за 30, а тех кто с наркотой и дальше пошли, уже на пальцах пересчитать можно. Но дело не в том.Я лет 5 назад сильно забухал, пить мог сутками проблема аше пипец незнал что делать, но дружок один посоветовал закодируйся.Я закодировался и понял, что пить я не пью, а проблемы которые я так долго заливал остались, и тот же человек который мне дал столь мудрый совет сказал: попробуй ТЕРП вещь супер!!! и проблем ни каких закинулся 2-3-мя пачками и порядок, побочки нет, привыкания ноль и я как лох повёлся. Жрал его месяц, доходило до 9-ти пачек в день, а потом заметил что мне с каждым разом всё труднее пройти мимо аптеки, и я понял что подсел на него. Начал лазить по интернету искать ответ на этот вопрос и понял, то от чего я бегал всю юнность меня догнало. Трудно осознавать это. Но я не унываю" Жизнь прекрасна люди",это ещё один шанс доказать себе что ты сильный человек, надо просто опять включать силу воли, намотать сопли на кулак и ползти вверх к солнышку, а комплексы типа как дальше жить без кайфа, засунуть как можно дальше и не вспоминать об них, тоже самое сделать и с проблемами. Если дальше будешь бухать, или употреблять наркоту лучше не будет. Так что харе ныть, как нам избавится от зависимости, включаем силу воли, окружаем себя приятными людьми и в перёд. Желаю всем скорейшего разрешения этой проблемы не унывайте и помните: НЕ ТОТ СИЛЁН КТО НЕ УПАЛ, А КТО УПАВ СУМЕЛ ПОДНЯТЬСЯ.



---------------------------------------------------------------------------



да.....!,я долго читал,интересно!!!.по поводу иллюзий,их нет,просто если самому себе признаца,что ты их ешь,что бы мир был немного добрее к тебе,то может быть будет легче.впрочем каждый сам определит для себя цель употребления.бросать надо только тогда,когда ты сам марально определился,ты как бы видишь ясную картину,как ты живешь без него,и сраную пустату надо также чемто заполнить.просто надо быть готовым к этому,а если не готов не пытайся!!!я точу но не его и нескрываю,потому что не готов!!!респект Вам и уважуха:D



-----------------------------------------------------------------------------------



Мне сейчас 28 лет,колоться начал в 17 Травился ханкой и порошком Году в 2002ом будучи перекумареным попробовал терпинкод Сначала всё вообще нормально было,я его хавал раза 3 в месяц,о порошке не думал даже Потом так плотно подсел на терпин,по 10-11 пачек жрал,затем стал химарь с него делать В итоге короче 8 сентября 2006го года я решил повеситься,был измотан от всей этой движухи Вообщем повесился я,но меня вытащила мать из петли С того дня я вообще ничего не употребляю в том числе и алкоголь,28 месяцев трезвости Здоровья вообще не осталось гепатит и тд Как бросить терпин и всё прочее я к сожалению незнаю Тут мне кажется у каждого должен быть свой способ Я через петлю только понял что вся эта движня наркаманская это ШНЯГА



--------------------------------------------------------------------------------------------------




Я долбила терик 5,5 лет, бросить решила тока када полезли волосы от шикарной гривы осталось... Год назад мя не остановило даже то шо у посыпались зубы. Внешностью мя природа не обидела, но шас решила, что харе!!! Мя не пугают кумары, с ними я справлюсь, а вот чувство вселенской депрессии - это пи$дец!!! Из-за этого я бросала и срывалась уже бесчетное колличество раз. Короче терпинкод - это такая стремная шняга, а какой пазыр, када покупаешь его. В общем всем советую, кто долбит барбитуру и хочет, ну там, тииипа патом спрыгнуть, собраться с силами (главное морально) и постараться соскочить!!!



-------------------------------------------------------------------------------------------------



Я 3 года сидела на джеффе-решила бросить.Прекратила отношения с кем торчала,и вроде не все так плохо,но стоит увидеть вену у кого-нить на руке и т.д. так крючить психологически начинает-заедала псих ломку терпом. 6 лет заедала-вышла замуж,не смогла сказать терпу нет-развод.Желудок,печень-пеопрощалась и опаньки вспоминаю-а фен ведь тоже если вмазать джефф напоминает...Счас мне 27 и усердно пытаюсь бросить фен и терп.Хорошо хоть фен ломку снял,депрессии дело привычное-прошли,осталось тока-апатия,тоска и желание умереть...



-----------------------------------------------------------------------------------------




Я давно торчу...Ну как давно...С 96-го года...Минус 10 лет,которые я отсидел...5 раз в лагеря ездил...И после каждого раза-твердое намерение бросить окончательно...Не выходило...Только после третьего освобождения 3 месяца не бахался,наверное потому,что мои,так называемые друзья, в завязке тогда были...Якогда начал,КЕТАМИНОМ сначала кололся,потом ВИНТОМ,ТРАМАЛ хавал...Потом ЧЕРНАЯ...Ну,и конечно,ГЕРДОС...Так вот.после того,как я 3-ий раз откинулся,бухал да курил 3 месяца,а потом,я его все шатал,ТЕРП попробовал...После более чем 3 лет чистоты(сидел я тогда в Мордве,а там особо не поколешься:)мне тяга ТЕРПИНКОДовая показалась такой,что по сравнению с ней даже ГЕРА @!#$...Где-то год его хавал,сначала по паре пачек,ну а потом до 12-ти дошел...Желудку-вилы...Я раньше тоже презирал барбитурщиков,а тут сам им стал:)Что дальше?Ну конечно же,обратно на ГЕРДОС подсел...К тому времени все мои друзья разморозились и стали мне помогать употреблять...Кстати,тогда я на Воле был почти 2 года...Самый большой мой промежуток,а так,то 10 дней,то 20,то 3 месяца...Так за эти два неполных года я все из квартиры вытащил...ВООБЩЕ все...Я в себе открыл впаривальщика неплохого...У нас даже с подельником негласный уговор был:день я выношу чего-нибудь,день он...Так и торчали...Ну...И криминал соответственно...В итоге мы благополучно уехали за кражу...Мне дали 2 с половиной,а ему 8...Лет...Хотя статья до 5-ти...У него условно было...7 лет...Вот такая история...А началось тогда все с ТЕРПА...После этого я еще 2 раза отсидел,благо срока небольшие были...Теперь от ТЕРПА меня воротит...Благополучно хаваю ЗАЛДИАР и надеюсь,что когда-нибудь,от всей этой гадости отойду...Вот такая вот история...Сам не знаю,для чего я все это написал...Выговориться,наверное,хотелось...А,если честно,жду когда мак сварят...Время убиваю...Уже почти убил...Пора звонить...:)Желаю ВСЕМ избавиться от этой дряни...НАВСЕГДА...С уважением!!!



--------------------------------------------------------------------------------------





Ломатъ будет неделю, оказывается терпинкод круче перца, суточная доза у всех от 2-8 пачек, обычно употребляют несколъко раз в денъ, спасет толъко правда, для родных это будет болъно но это выход для силъных, для слабых продолжатъ вести лживую двуликую личину с муткой денег, с отсутствием совести с финалом без друзей любимых людей о девушках я вообще не говорю, интерес пропадает при легкой стадии опиумной зависимости.




-------------------------------------------------------------------------------------



Торчу год..Пыталась слезть раза три уже..Фиаско...но недавно заметила что могу без него обходиться с утра и до позднего вечера..считаю это маленькой победой..Раньше торчала на коаксиле-как слезла до сих пор не знаю...
Я смотрю все советуют типа родителям сказать-я сказала,так мне мама кричала "убирайся вон,наркоманка х...ва!!"
Терпинкод мне тупо надоел..да и со зрением беда началась..Пора завязывать...



-------------------------------------------------------------------------------------


Это не героин, он сука будет всегда! Я ем пачку НУРАФЕН+ немного привык, это длится месяц, главное не ломает как ранньше, на терпинкоде сижу шестой год, надеюсь реабелетируюсь.

Источник ТУТ
« Последнее редактирование: 14 Март 2009, 22:43:34 от _4au_ »

14 Март 2009, 23:06:05
Ответ #5

Party

  • F4A Specialist

  • Оффлайн
  • ****

  • 12582
  • Карма:
  • Лайков: 0
  • 31
  • Пол
    Женский

    Женский
    • Просмотр профиля
Чау, истории у тебя какие-то безвыходные: употребляю то, употребляю это, мне плохо, кумарит, страхи, но все равно употребляю, слез с одного, подсел на другое... А смысл-то в них какой?
[quote name=\''_4au_'\']3-5 дней ломок и поноса, а так же ухудшение настроения, но если есть горячее желание, то бросите, в это время лучше обкуриваться, не выходите из дома, что бы не было соблазна зайти в аптеку, мой муж бывший героинщик и методонщик, с этого дела он слез, но перешел на терпинкод...
Вообщем на него это подействовало, конечно, я пару раз получила тумаков по почкам, но муж настолько испугался, что я уйду к другому, что больше он меня не увидит, не услышит, не сможет меня обнять, поцеловать, он был готов все сделать, лишь бы я осталась с ним. У меня было только одно горячее желание - брось терпинкод и я вернусь. Он бросил, было тяжело, тяжело и ему и мне, помогла немного справиться с дипрессией трава, липодиум помог от паноса, а от ломки в костях моя забота. Конечно, я не думаю, что это еще конец, я понимаю, что все может повторится сначало, в любой момент может сорваться, но уже полгода он их не ест, и это прогресс, а если, не дай Бог, он сорвется, я уйду, уйду от него навсегда. Так что в нашей, в нашей конкретной ситуации помогла ЛЮБОВЬ, его горячее желание быть со мной, и даже в некотрой степени ревность. P.S. Через некоторое время, я ему призналась, что любовника никакого не было и нет, что обвела я его вокруг пальца, но делала я все это ради нас, ради нашей ЛЮБВИ. Пусть Господь и вам поможет!!!![/quote] Типичная история. Собственно, ни с чего он не "слез", так и остался наркоманом, и она тоже... Сейчас будут совместно искать новые способы убиваться... С травы на алкоголь, с алкоголя на колеса, с колес на иглу, затем снова ломки с поносом, и по кругу... А главное все - с любовьюююю...Также и следующий рассказ - закодировался на алкоголь - подсел на терпинкод... с терпинкода слез вроде... наверняка кодировка алкогольная прошла, и уже снова убивается алкоголем... и все думает, что "силой воли" иожно излечить наркоманию. Чисто наркоманская логика. Соскочив с одного наркотика подсесть на другой, и думать, что теперь с тобой все в порядке... А по-сути это выглядит так:
[quote name=\''_4au_'\']Якогда начал,КЕТАМИНОМ сначала кололся,потом ВИНТОМ,ТРАМАЛ хавал...Потом ЧЕРНАЯ...Ну,и конечно,ГЕРДОС...Так вот.после того,как я 3-ий раз откинулся,бухал да курил 3 месяца,а потом,я его все шатал,ТЕРП попробовал...После более чем 3 лет чистоты(сидел я тогда в Мордве,а там особо не поколешься:)мне тяга ТЕРПИНКОДовая показалась такой,что по сравнению с ней даже ГЕРА @!#$...Где-то год его хавал,сначала по паре пачек,ну а потом до 12-ти дошел...Желудку-вилы...Я раньше тоже презирал барбитурщиков,а тут сам им стал:)Что дальше?Ну конечно же,обратно на ГЕРДОС подсел...[/quote]
Ну никак не понять наркоманам, что наркомания - это заболевание психики, неумение жить в этом мире, не пристрастие к какому-то конкретному веществу, а НЕВОЗМОЖНОСТЬ ЖИТЬ ТРЕЗВЫМ. И если просто перекумариваться и терпеть эту трезвую жизнь - ничего из этого не получится, потому что жизнь будет безрадостной и никчемной, лучше сдохнуть, чем так жить. Потому и сбиваются с ног наркоманы в поисках все нового и нового кайфа, каждый раз думая, что проблема решена. В мозгу наркомана включена некая "программа" на саморазрушение, и обернуть вспять самостоятельно он ее никогда не сможет. Поэтому наркоману нужна реабилитация или программа NA, чтобы он перестал видеть мир как наркоман, ощущать все как наркоман, думать, мыслить как наркоман... чтобы остановить тот саморазрушительный процесс в его голове. Я не случайно открыла эту тему, и привела истории. Вторая история длинная, но она важна тем, что наглядно показывает этот процесс выздоровления. Не тупого терпения трезвости "на зубах" в депрессняках и кошмарах, а именно ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ от наркомании в психологическом, социальном и духовном плане. Напомню: наркомания - это био-психо-социо-духовная болезнь. И выздоровление должно происходить во всех этих сферах.

Группы:
Facebook,
vKontakte

15 Март 2009, 00:30:52
Ответ #6

_4au_

Party
Да как ты все узнаешь... ;)
Просто первая история,если быть честным,в районе нравоучений.Да и про Кастаньету я в первый раз услышал.
Может,так и было,но явно там ее хорошенько растянули и по редактировали...
Ну вот вторая,да что-то есть.

А смысл тех историй в том,что народ уже торчит в открытую.Хорошо,хоть на Украине трамал прикрыли...
И пере прочти первый рассказ.Все эти таблетки давно уже лежат в отдельных ящечках у касс,большими пачечками.
И есть те,кому по приколу покурить и за кинуться аптекой...
И как можно если ты хочешь слезть психологически защитить себя..."Это не героин, он сука будет всегда!"
Ну и единственный способ там кто-то нашел-из петли вытащили...вполне может-же сработать,но хотя-бы просто для желания вылечится.

15 Март 2009, 00:48:23
Ответ #7

Ежик в тумане

А я вот думаю, а что если неокрепший ум прочитает эти статьи, да и в аптеку намылится?
Прям реклама препарата...

15 Март 2009, 00:55:34
Ответ #8

scrptn

Ежик в тумане
А в аптеке должны работать люди, которые понимают, что продают и кому.

15 Март 2009, 00:57:18
Ответ #9

Ежик в тумане

А основания не продать? Лекарство-то вроде противопростудное....